• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Регистрация    Войти
    Авторизация

    Все начинается с семьи

    Категория: Новости / Общество
    История изучения адыгейского языка в Причерноморской Шапсугии насчитывает не один десяток лет. Если рассматривать не столь отдаленный от нас период времени, то он, при внимательном и глубоком анализе, может дать нам достаточно обильную пищу для размышлений: проблемы сегодняшнего дня, убежден, необходимо искать в прошлом.

    Если судить по рассказам старожилов, то начало изучения в школах Шапсугского района родного языка было положено более 80 лет назад. Тогда в аулах наряду с первыми избами-читальнями, постепенно преобразованными в начальные образовательные учреждения, стали появляться кружки, на которых шло обучение населения не только азам грамотности, но и приобщение детей к адыгской словесности, главным образом, письменности. Именно в тот период в Шапсугии стала складываться стройная система преподавания родного языка, шло активное формирование национальной творческой и научной интеллигенции, заложившей богатейшие профессиональные традиции. Сегодня в каждом населенном пункте помнят и чтят имена первых учителей-преподавателей адыгской грамоты, в разное время внесших весомый личный вклад в дело просвещения своего народа. Благодаря именно их усилиям несколько поколений жителей Причерноморской Шапсугии до сих пор остаются основными носителями родного языка, свободно владея не только устной, но и письменной речью.
    В середине 60-х годов прошлого столетия ситуация резко изменилась. В период появления в стране новой формации людей, которые изначально должны были быть вне какой-либо национальности, а просто именоваться гордым именем – СОВЕТСКИЙ ЧЕЛОВЕК, кем-то было принято решение о нецелесообразности изучения населением родных языков, хотя при этом графа "национальность" в паспортах все же была сохранена. Приблизительно в 1965-67 годах язык полностью исчез из школьных программ образовательных учреждений Лазаревского и Туапсинского районов. Год за годом из умов людей целенаправленно вытравлялся любой намек на самобытность, непохожесть, этническое или культурное своеобразие. Именно "благодаря" этим мерам, на мой взгляд, и был запущен замедленный механизм зарождения и развития всего комплекса проблем в данной области, плоды которых мы и пожинаем сегодня.
    Во-первых, был нанесен удар по самой национальной школе, в той или иной степени опирающейся на культурные традиции местного населения, а потому строящей систему воспитания и формирования личности подрастающего поколения не только с учетом современных методик советской, но и на духовных ценностях народной педагогики. Учитывая неповоротливость этой машины, понадобилось немало времени, чтобы найти адекватную замену потере. Хотя все еще остается большим вопрос, была ли она найдена вообще.
    Во-вторых, после такого искусственного "топорного" вмешательства в столь сложную область государство поставило под угрозу профессионального вырождения и большую группу учителей родного языка, в услугах которых новая советская школа отныне уже не нуждалась. Что привело к полной потере преемственности в обучении и формировании профессиональных кадров для национальной школы, а значит, не могло не сказаться негативно в более позднее время.
    В-третьих, вслед за поколениями людей, свободно владевших письменной и устной родной речью и на генетическом уровне осознававших всю важность приобщения детей к этническим корням и национальной культуре, пришли те, кто имел возможность в лучшем случае говорить только на бытовом уровне (зачастую использование родного языка в общественных местах не приветствовалось вообще), в их сознании благодаря широкомасштабной советской "просветительской" пропаганде целенаправленно укреплялась мысль, что настоящий советский человек должен быть вне каких-либо национальных и религиозных предрассудков, а потому мы все, независимо от своего этнического происхождения и менталитета – просто граждане страны Советов, для которых вполне достаточно лишь знание "великого и могучего".
    "Воскрешение" адыгейского языка в школах Шапсугии пришлось на 1982 год, когда первые уроки родной словесности начали проводиться в образовательном учреждении аула Большой Кичмай. В других населенных пунктах компактного проживания адыгов Причерноморья это удалось сделать только в 1988-89 учебном году. Благодаря усилиям небольшой группы энтузиастов и активистам организованной в то время общественной организации "Адыгэ Хасэ", в числе наиболее приоритетных задач своей деятельности обозначившей стремление к возрождению родного языка и культуры, в ряде образовательных учреждений Лазаревского и Туапсинского районов после длительного перерыва дети стали учиться говорить и писать на адыгском. Некоторое время спустя, был положен старт ежегодному проведению под эгидой Хасэ слетов школьников Шапсугии, ставших заметным явлением в культурной и общественной жизни обоих районов, в ходе которых подростки не только демонстрировали свои успехи в изучении родной культуры, но и соревновались в национальных видах спорта, получали возможность участвовать в увлекательных экскурсиях и на практике изучать краеведение, но самое, пожалуй, главное – знакомились и общались друг с другом. Часто проводятся здесь литературные и музыкальные вечера, встречи с интересными людьми, олимпиады по родному языку, экскурсии по аулам Лазаревского и Туапсинского районов, в Адыгею и Кабардино-Балкарию, школьные конференции, посвященные актуальным вопросам и проблемам, ведется исследовательская работа, в частности, по составлению генеалогических древ адыгских родов, изучению истории населенных пунктов. По инициативе педагогов и школьников были собраны материалы и в разные годы изданы Книга Памяти (в 1994 году к 50-летию Победы, в 2005 – к 60-й годовщине разгрома фашистской Германии), а также "Золотые россыпи Шапсугии" – о научном, творческом и культурном потенциале шапсугов Причерноморья.
    В целях повышения эффективности преподавания родного языка в образовательных учреждениях в начале 90-х была создана межрайонная секция учителей адыгейского языка и литературы, которая взяла на себя не только координацию деятельности в данной области, но и планомерную подготовку педагогических кадров, нехватка которых сегодня для школ Шапсугии остра как никогда – основное число преподавателей достигли пенсионного или предпенсионного возраста. Молодые специалисты, как правило, в школу не стремятся, что обусловлено, в первую очередь, мизерными зарплатами и низким социальным статусом профессии учителя…
    На сегодняшний день в той или иной степени родная словесность изучается в общеобразовательных и дошкольных учреждениях Большого Кичмая, Головинки, Лазаревского, Хаджико, Наджиго, Макопсе, Аше, Георгиевского, Цыпки, Агуй-Шапсуга и Псебе. В большинстве школ занятия проводятся только на кружках и факультативах, имеющих необязательный для учащихся статус, оценка знаний детей при этом не подразумевается. Наиболее благоприятно обстоят дела в Большом Кичмае, Наджиго и Хаджико. Много хуже – в школах Туапсинского района. По статистике прошлого учебного года в образовательных учреждениях Лазаревского района родной язык изучали 1209 школьников, а в Туапсинском – 588, хотя адыгского населения здесь проживает несколько больше, чем в Лазаревском районе. О ситуации в новом – можно будет говорить уже через несколько дней, когда окончательно завершится процесс тарификации в школах.
    Несмотря на все предпринимаемые усилиями, ситуация в области изучения родного языка в Шапсугии неизменно ухудшается. С каждым годом все сложнее отстаивать часы (и без того мизерные), отводимые на данный предмет, приходится бороться как с чиновниками от образования, директорами школ, имеющими свои, далеко не прогрессивные, суждения по этой проблеме, так и с родителями детей, не осознающими до конца всей трагичности наблюдаемого ныне положения дел. При всем при этом, на мой взгляд, главная наша проблема все же заключается в нас самих: у любого языка нет будущего, если он вытеснен из семьи. Сегодняшние родители – именно то поколение, которое в свое время было лишено возможности изучать родной язык в школе, но получившее навыки живой бытовой речи благодаря старшему поколению. Нынешние шапсугские дети зачастую не могут и этого. По словам учителей, многие школьники подчас с трудом понимают бытовое адыгское слово, о свободном же владении родной речью часто и говорить не приходится. Так неужели на этом поколении жизнь нашего древнего языка прервется?..

    Анзор НИБОскачать dle 11.3
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.