• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Регистрация    Войти
    Авторизация
    » » » Формула счастья Мурада и Шамсет Шхалаховых

    Формула счастья Мурада и Шамсет Шхалаховых

    Категория: Новости / Диаспора
    Смотрюсь в тебя, как в зеркало…
    На улице Верхне-Кордонной в Туапсе в выходной день в разгар июльской жары справляли свадьбу. Было много гостей, на террасах чистого, увитого виноградом, дворика на склоне горы накрыли множество столов. «Молодых» поздравляли не только многочисленные родственники рода Шхалаховых и Коблевых, но даже председатель Туапсинского районного Совета депутатов Маджид Инвербиевич Хушт и глава города Туапсе Владимир Зверев. Только жених и невеста Мурад Аюбович и Шамсет Хаджумаровна к своим нарядам прикололи большие круглые цифры «60».
    Совсем не удивительно, что простые люди, были удостоены такого внимания. Ведь Мурат Аюбович проработал в одной строительной организации 46 лет подряд, и несмотря на рядовую должность снабженца не раз сталкивался с руководством сельхозтехники, а ее возглавлял Маджид Хушт, избранный председателем райсовета. А с будущим, тогда еще, главой города Шхалаховых свели первые же заботы Владимира Зверева по благоустройству — когда начали асфальтировать их Верхнее-Кордонную, жители вместе с ним контролировали этот долгожданный процесс. Зато теперь у них своя общая с главой города дорога.
    Родная кровь
    …Свадьба в ауле Большое Псеушхо, где их родительские дома отделяли 200 метров, в июне 1948 года была большая. Съехалось много родственников. Военное детство молодых закончилось. Но не забылось и сегодня. Как собирали, 12-летними подростками по полторы тонны листьев на корм лошадям бойцов, защищавшим Туапсе, как запасали каштаны и другой лесной подножный корм. Желуди мешками носили, перетирали в муку… Как встречали почтальона с очередными похоронками. У отца Мурада, Аюба, погибли на войне семь братьев. Сыновья Мурада носят имена погибших дядьев.
    — Вы слышали о семье Степановых из Тимашевска,— спрашивает меня Мурат Аюбович, а его племянник, Инвер, приехавший на торжества из Сочи, тоже уже немолодой человек, согласно кивает.— У них погибли девять мужчин. По военному горю мы с ними родня.
    А когда участники торжества, представленные тамадой, Анатолием Шхалаховым, произносят здравицы в честь юбиляров, и убеленные сединами мужчины говорят: «Дядя Мурат, ты нам, как отец», я словно прикасаюсь к их послевоенному сиротству, которое, как могла, согревала семья Мурата и Шамсет.
    …В том трудном 1948 году Мураду к свадьбе справили даже галифе и новые сапоги. Джигиту шел восемнадцатый год, он осваивал профессию шофера и собирался на будущий год в армию. Невесте, Шамсет, сшили новое платье, шерстяное. Я прошу показать, на кого больше всего из сегодняшних родственниц была похожа Шамсет, и мне говорят — внучка Света, дочь Юнуса. Она учится в РГГМУ и работает бухгалтером, красавица и большая труженица. Правда, похожа, овал лица, и профиль, и глаза. Только «тетя Шура»,— так обращаются к ней даже те, кто продолжает речь на адыгском,— все свое внимание отдает сыновьям, внукам, правнукам, племянникам. Всех обнимает взглядом. А большие глубокие глаза внучки мечтательно застывают, как у всех женщин, что готовятся стать мамами. Света ждет ребенка. Шамсет смотрит на сына, Юнуса, который в честь родителей с помощью караоке исполняет песню, и говорит: «Вылитый мой отец, Хаджумар…» И молодеет на глазах, наверное, вспоминает себя девчонкой. Какое же это счастье, смотреть на лица своих многочисленных младших родных, как в зеркало…
    Жалеть, беречь, заботиться — это и значит любить
    Подпорная стенка, у которой стол виновников торжества, завешена ковром, но сыновья, Юнус и Анзаур, то и дело несут отцу пиджаки, то один, то другой. Укрыть потеплее, несмотря на июльскую жару, плечи и спину отца, перенесшего воспаление легких. Из-за этого и свадьбу перенесли, ведь круглая дата 60 была 23 июня, потому что на 22 число этого месяца у нас теперь не назначают радостных событий…
    Шамсет говорит, муж помогал ей во всех делах-заботах:
    — Все вместе делали по двору, огороду, садику и по дому. Теперь, после болезни, Мурада надо поберечь, и она будет управляться сама. Дети помогут, внуки.
    Дети, внуки, правнуки — это и есть смысл жизни, считают оба Шхалаховы. Они — их родовая книга, которую они читают наизусть с любой страницы. Правнук Заур окончил начальную школу на «пятерки», даже в больницу дедушке Мураду приносил похвальный лист. А вот вошел 15-летний крепыш Руслан — и он самый лучший, чемпион Краснодарского края по самбо в своем возрасте и весе. Законы кавказского, адыгского гостеприимства не имеют пределов. Но ведь невозможно, чтобы буквально о каждом из многочисленных гостей люди, которым почти по 80 лет, они оба 1929 года рождения, Мурад — 23 марта, Шамсет — 4 мая, знали подробности самых последних успехов и гордились ими, как собственными. Выходит, возможно. И в этом свете их любви сразу тепло и уютно становится и самому близкому родственнику, и соседу, и даже случайному гостю. Хотя нет в этом мире ничего случайного.
    Туапсе — и жизнь, и слезы, и судьба,
    Мурат отслужил с весны 1949 по 1952, в городе Ковеле, в Закарпатье. Водителем. Пришел в отпуск, а их первенец, Хамзет, уже топал ножками. (Хамзет ушел из жизни в 50, и, когда слезы застилают глаза, его родители стараются смотреть на продолжение своего старшего сына — вот внук Саид, внучка Марет, вот правнук, правнучка…). Вернувшись, Мурат на учет стал сразу в Туапсе, иначе в колхозе никакого паспорта бы не получил, а так хотелось объехать полмира за рулем машины… Так в 1952-ом они поселились в Туапсе. Частная квартира, барак, потом начали строить домик на Верхнее-Кордонной, с годами расширяя его для растущей семьи. Шамсет еще на работу умудрялась бегать — техничкой в магазине, в автохозяйстве…
    Крутил баранку в райисполкоме, в доротделе, а потом в 5-й автобазе. Сколько ни менялись ее названия,— 9-я, Сочистройтранс,— Мурат служил ей верой и правдой, выполняя маршруты от Анапы до Адлера. Только с 1968 года уже не за рулем. Беда случилась. Грузили сварочный аппарат и отлетела не закрепленная деталь. И стал Мурат видеть этот мир только одним глазом. Оформили его просто рабочим, а работу он выполнял снабженца. И видит куда лучше зрячих на оба глаза. Потому что не один смотрит на жизнь, а вместе с большой родней.
    А сыновья сегодня продолжают любимое дело отца, оба в дороге, один таксист, и другой в частном предприятии работает.
    Спрашиваем 10-летнего отличника Заура, какая у него будет семья. Мальчик серьезнеет, оглядывается на родителей и говорит:
    — Три сына, пять внуков, два правнука, дом, сад,— и вопросительно, оглядывается на Мурада и Шамсет,— как у дедушки с бабушкой! Правильно?
    Правильно, кивают юбиляры семейной жизни, радуясь, что помогли внуку с ранних лет открыть простую формулу счастья. А другие формулы — алгебры, геометрии, химии, он усвоит в школе и в институте. Как и другие их внуки и правнуки.

    Марфа СКЛЯРскачать dle 11.3
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.