• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Регистрация    Войти
    Авторизация

    Россия и Магомет-Амин

    Категория: Адыги.RU / История
    По специальному распоряжению А.И. Барятинского, были приняты «решительные меры» для «обуздания непокорных» черкесов. «Стар пе¬ред фактом нового наступления царизма, горцы Западного Кавказа снова взялись за оружие».1"1 Это один из ярких примеров в истории Кавказской войны, когда «мирные горцы, будучи возмущены, поднимались с оружи¬ем в руках».
    В 1858 год}; к убыхам прибыл Магомет-Амин, который опять начал вводить у них народный суд, - убеждая племена северо-восточного берега Черного моря соединиться в одно целое.
    Владетель Абхазии М. Шервашидзе принимает срочные меры противодействия. «Вследствие этого Магомет-Амин, встреченный весьма неласково и опасаясь за свою целостность, поспешил обратным уходом, угрожая придти к ним снова с сборищем абадзехов».132
    Однако под влиянием убыхов растет повстанческое движение у побережных садзов; активизировались и абреки в Абхазии, где пламя восстания разгорелось в горных районах. В частности, партизанское движение на реке Псху снова создает угрозу в тылу. Сюда в январе 1859 года был двинут экспедиционный отряд под непосредственным командованием начальника войск в Абхазии генерала М.Т. Лорис-Меликова, в составе которого было и ополчение абхазских феодалов - 1700 человек. Псхувцы, делегаты которых явились к Лорис-Меликову в с. Аацы, вынуждены бы¬ли заявить о признании царского правительства и выдать заложников (аманатов)133.
    В июле того же года горцы делают новые отчаянные попытки занять Гагринское укрепление. При этом с их стороны было расстреляно свыше 1650 патронов.134
    Командующий войсками Правого крыла Кавказской линии генерал Г. И. Филипсон в мае 1858 года писал: «Сколько мне известно, положение Абхазии не изменилось к лучшему.... наш солдат не может отойти от своего укрепления на версту, не подвергаясь опасности быть убитым или взятым в плен... Одним словом, мы занимаем Абхазию, не владеем ею».135
    А начальник всех царских войск в Абхазии генерал Лорис-Меликов в августе того же года считал, что «мы заняли Сухум в 1810 году С того времени прошло уже полстолетия и надо сказать, что влияние наше в Абхазии нисколько не улучшилось... Даже, кажется вернее предполо¬жить, что это занятие в настоящее время менее прочно, чем было преж-де».136
    В начале 1859 года против бжедутов, занимавших территорию на ле¬вом берегу Кубани между абадзехами и шапсугами, был двинут крупный военный отряд под руководством генерала П.Д Бабича Отряд этот «взял с боем и истребил один за другим 44 укрепленных аула Население бже-духов осталось на снегу, посреди своих погоревших деревень, без крова и пищи. Они убедились в невозможности отстаивать занимаемый ими район».137 Положение северо-западных горцев усугзблялось и противостоя¬нием Сефера Магомет-Амину. В результате «твердого курса» - реши-тельного наступления царизма на Кавказе - в аиусте 1859 года Шамиль вынужден был сложить оружие. Этот удар отразился и на Северо - За-прадном Кавказе В Закубанье перебрасывались войска из Дзгестана «Конец Шамиля был сигналом к решительному наступлению здесь».139 Против западных горцев, зажатых царскими войсками с двух сторон -Кавказской линией по Кубани и Черноморской вдоль морского берега -было сосредоточено 70 батальонов, драгунская дивизия, 20 казачьих пол¬ков и 100 орудий.140 «Непокорные племена, стесненные Адагумской и Белореченскими линиями, потеряли с падением Шамиля надежду на ус¬пешное сопротивление и постепенно стали заявлять о своей «покорно¬сти» или согласии переселяться в Турцию».1'"
    На Магомет-Амина, обессиленного и без того борьбой и с русской армией и с черкесской аристократией, и с Сефер-беем, и с его сыном Ка-рабатыром, весть об окончании борьбы в Дагестане, произвело колос¬сальное впечатление,
    «С падением Шамиля иссякал источник его власти, или он должен был сам принять звание имама... в самое неудобное время... Новый Ша¬миль находился в самом неопределенном положении в ту именно минуту, когда все свободные силы Кавказской армии собирались на Кубани для решительного наступления».1''2
    Горцы Северо-Западного Кавказа вынуждены были сдавать одну по¬зицию за другой в боях с превосходящими силами царизма. К сентябрю 1859 года изъявили покорность почти все племена, населявшие пространство между реками - Лабой и Белой. В октябре русские военные части шаг за шагом занимали в Абадзехии важнейшие стратегические пункты.
    Абадзехи вынуждены были просить генерала Филипсона о перемирии.
    20 ноября 1859 года Магомет-Амин вместе с двумя тысячами всадниками и старшинами абадзехов явился в русский лагерь в урочище Хома-сты'43 и дали генералу' Филипсону присягу7 на верность русскому царю «на вечные времена».
    Первым принял присягу Магомед-Амин, заявив, что «закон Магомета не препятствует мусульманам быть подданными христианского госуда-ря».
    Магомед-Амин в договоре с Филипсоном выговаривал следующие права для абадзехского народа:
    1) неприкосновенность веры и свободный отъезд в святые места -Мекку и Медину;
    2) освобождение Кавказа от всяких податей, повинностей, рекрутства и обращения их в казачье сословие;
    3) тем из абадзехов, которые пожелают служить России, - гарантиро¬вать, что служба их без вознаграждения не останется;
    4) права всех сословий абадзехского народа остаются неприкосно¬венными;
    5) земля абадзехов остается навеки их собственностью и никакая часть се не будет занята под станицы;
    6) абадзехам предоставляется устроить управление по своему веко¬вому обычаю.
    7) для заведования абадзехами будет назначен особый русский на¬чальник;
    8) этот начальник может вступаться в народные дела в тех только случаях, если увидит изменнические действия или ему будут жатоваться на совет старшин, составляющих управление;
    9) крепостные и зависимые сословия остаются во владении господ, и если кто из них убежит, то русское начальство должно возвратить его -хозяину.14S
    Абадзехи принимали на себя и ряд обязательств:
    1) повиновение русским военным и гражданским властям.
    2) прекращение «хищнических набегов» в пределы России;
    3) отказ от союза с непокорными России племенами;
    4) не давать убежища людям, враждебным России:
    5) возвращение русских беглых.1 46
    В знак закрепления этих обязательств абадзехи согласно своим гра¬дационным правилам выдали генералу Филипсону аманатов.
    Фадеев Р. А. считал этот договор «бременем и двухгодовой задерж¬кой покорения Западного Кавказа».147
    Этот договор напоминал во многом простое перемирие, или «автоно¬мию» Абадзехии, и в этом плане Магомед-Амину «повезло» больше, чем Шамилю: имама царизму удалось примирить с меньшими условиями, чем его наиба, хотя этот договор как раз действовал именно в Дагестане, а в Черкесии он не был нужен: адыгов в 1863-1865 г.г. просто выселили, и этим «закрыли» проблему. Но в 1859 году царское командование на Кавказе хорошо понимало, что плохой мир лучше доброй ссоры, а глав¬ное, нужно было во что бы то не стало изолировать влияние Магомед-Амина и тем самым разъединить предводимых им горцев Севсро - Запад¬ного Кавказа в целом.
    «Государь! Я весьма счастлив... сообщить Вам о великом событии... Магомет - Эмин... покорился... и если он... изъявит намерение,... отправ¬лю в Петербург. Это принесет пользу всему Кавказу потому, что хотя Магомсд-Эмин и не пользуется, подобно Шамилю, всесветною известно¬стью, но все таки и Турция, и наши западные соседи хорошо знают это внушительное имя».148 - писал А. И. Барятинский.
    В своем приказе от 27.11.1859 г. по войскам Правого крыла Кавказ¬ской линии Барятинский пишет: «... Вы покорили главные и грозные племена Западного Кавказа: 100.000 абадзехов и самого Магомет-Амина (подчеркнуто мной - A.M.) уже привели вы в подданство императору. Да поможет бог совершать нам и остальное завоевание непокорных пле-мен»...149
    Успехи русского оружия на Северном Кавказе, - пленение Шамиля в Дагестане и Магомед-Амина в Адыгее, - в Петербурге были восприняты с восторгом. Царизм ликовал. Все газеты были переполнены известиями о взятии Шамиля и его наиба Магомед-Амина. 6 декабря 1859 года князь А. И. Барятинский был возведен в чин генерал-фельдмаршала, Кабардин¬скому полку было присвоено его имя. Нет нужды и говорить, как был принят в Петербурге единственный тогда в России генерал - фельдмар¬шал. А. И. Барятинский сам рассказывал, что приехав в Петербург, он спросил у Александра II: «За что произведен в фельдмаршалы'' Если за абадзехов. то считает себя огорченным потому, что дело не заслуживало этого». Александр II отвечал ему»: Нет. я чувствовал, что ты мало награ¬жден за покорение Восточного Кавказа и потому воспользовался случаем».
    Заграничная пресса, особенно в Англии, встретила пленение Шамиля с нескрываемым раздражением Уркартисты подняли целую кампанию против русских завоеваний на Северном Кавказе. В 1859 году был подан королеве Виктории адрес, обвинявший МИД Великобритании в измене за то. что оно «покинуло Шамиля, заитищавшего доступ в Азию».
    Царские генералы признавали, что борьба горцев Северного Кавказа против царской России остановила да.>1ьнейшую экспансию царизма на Восток: «... Исход минувшей войны на долгое время положил для России преграду всяким предприятиям такого рода».152
    Магомед-Амин в своей автобиографии пишет, что «русские войска обложили Дагестан; покорили его и взяли в плен Шемуила. Затем Шему-ил писал письма из Калуги, советуя нам помириться потому, что это не¬обходимо, и я немедленно объявил о мире». На это указывает и Ша¬миль, в своих беседах с Руновским.154 Однако, имеется только письмо, датированное 22.11.1859 года, хотя известно, что Магомед-Амин принял присягу еще 20 ноября,''5 но Магомед-Амин мог получить инструкцию своего имама и в устной форме.
    В марте 1860 года Барятинский писал Александру II о том, что Ма¬гомед-Амин отправился в Петербург вместе с абадзехскими старшинами: «Испрашиваю у Вашего Величества милости назначить Магомед-Эмину пожизненную пенсию в 3000 рублей ежегодно. Мне также кажется по¬лезным дать ему единовременное пособие в 8000 руб... Другие старшины ... полагаю, что нужно дать каждому по 2000 руб.. не назначая им пен¬сии... Моя цель в данный момент усыпить абадзехов. ... и в то же время энергически продолжать военные действия против шапсугов...».156

    Назначение Магомед-Амину царским правительством «пенсии» в 3000 рублей означало признание «потерпевшей поражение Черкесии в ранге еще независимой страны».1,7
    Абадзехские депутаты из 13 почтеннейших старшин и младшего бра¬та Магомед-Амина направлялись в Петербург через Ставрополь, в по¬следнем они были представлены главнокомандующему.'5"
    В Петербурге Магомед-Амин встречался в апреле 1860 года дважды с Казем-Беком, во второй раз со своим младшим братом Абу-Бекром.1^'
    По прибытии в Петербург Магомед-Амин был торжественно принят Александром II,'6'1 «что рассматривалось как сенсация»,161 28 апреля на¬вестил Шамиля,162 у которого погостил 3 дня, и через Одессу, усыпив бдительность русского правительства, отправился в Турцию. Таким обра¬зом, в 1860 г. он появился в Стамбуле и сейчас же приступил к изыска-нию возможностей для продолжения борьбы, хотя и жил на пенсию ца¬ризма. В том же году он подписывает с польским князем А.Чарторыским договор, согласно которому руководство польской эмиграции получает право организовать на территории Западной Адыгеи польские легионы. Причем каждому легионеру предоставляется 5 гектаров пахотном земли и устроенная усадьба. Взамен за это князь Чарторыский обязуется оказать помощь Магомед-Амину своим влиянием и связями в государствах Ев¬ропы,"'3 Однако из-за недостатка материальных средств польско-адыгское сотрудничество и в этот период не достигло желанных масшта¬бов и результатов.
    «В начале 1862 года к Магомед-Амину, находящемуся все еще в Стамбуле, прибывает делегация от шапсугов, натухайцев и абадзехов с просьбой вернуться обратно и опять возглавить борьбу».16,1 Однако. Ма¬гомед-Амин отказывается, ясно понимая, что без внешней помощи ады¬гам не одолеть Российскую империю, и советует им не проливать на¬прасно своей крови, беречь нацию, войти с русскими во временное со¬глашение, копить силы, дожидаясь лучших времен и «всеми силами пре¬пятствовать массовому переселению адыгейцев в Турцию. В 1863 году он присылает письма абадзехам, советует им остаться на Родине».16'
    Но и в 1863 год)' Магомед-Амин не отказывается от планов продол¬жения вооруженной борьбы против колониального захвата Россией Се¬верного Кавказа, и заявляет польскому представителю в Стамбуле Вла¬диславу Иордану, что «если бы имел материальные средства на содержа¬ние 500 всадников хотя бы в продолжении нескольких месяцев», он снова «поднял бы на борьбу весь Северный Кавказ».166
    Магомед-Амин при всем своем желании ничего не смог сделать. Бо¬лее того, царские дипломаты - разведчики в Турции всеми силами стара¬лись очернить Магомед-Амина в глазах черкесов - эмигрантов.
    Он умер в 1317 г. хиджры (1899 г.) и похоронен в сел. Армут - кёй, недалеко от областного центра - города Бурса, а не в самом городе Бурса, как пишет Ховжоко.16' По одним данным он, получал ежегодно от цар¬ского правительства 10000 рублей,168 до другим, - 3000 рублей.169
    В ходе освободительного движения народы Северного Кавказа вы¬двинули немало ярких, талантливых личностей и руководителей в борьбе с царизмом, и одним из виднейших из них был Магомед-Амин, блестя¬щий соратник и сподвижник имама Шамиля.
    Магомед-Амин посильно стремился к единению и координации борьбы адыго - черкесов с борьбой народов Дагестана и Чечни, всех на¬родов Северного Кавказа против царизма.
    Деструктивные тенденции местной аристократии, соперничество из-за влияния между Англией, Францией и Турцией, почти полное отсутст¬вие материальных средств и т.д. - все эти обстоятельства чрезвычайно затрудняли деятельность Магомед-Амина.
    Как известно, одно из требований мюридизма состояло в установле¬нии социального равенства между мусульманами, что в условиях антаго¬нистических обществ черкесов придавало этому учению революционную направленность. В 1851 году, упрочив свои позиции, Магомед-Амин приступил к решению ключевой социально-экономической проблемы адыгов - освобождению рабов - мусульман, о чем он возвестил публично, что вьгзвато недовольство феодалов - черкесов.
    Смелая идея антифеодальной реформы была как бы привнесена из будущего.
    Во многом из того, что было совершено в Черкесии в героические го¬ды - с 1848 по 1859 год, - остался след Магомед-Амина, его понимания Целей и задач борьбы против царизма.170
    Магомед-Амин, несмотря на все трудности, «смог объединить раз¬розненные адыгейские племена, включить их в политическую систему имамата, установил в Западной Адыгее государственные формы правле¬ния.
    Не надо забывать, что наряду с этим он вел успешную борьбу с пре¬восходящими силами врага, нанося ему неоднократно тяжелые пораже¬ния».'" Вскоре после пленения Шамиля и Магомед-Амина началось мас¬совое выселение черкесов в Турцию,1 '2 так как России «нужно было об¬ратить восточный берег Черного моря в русскую землю и для того очи¬стить от горцев все прибрежье»,1'3 - что и было сделано за 1859 - 1865 годы, и как вынужден был признать известный кавказовед П. К. Услар. «храбрый и мужественный черкесский народ покоится ныне на «кладби¬ще народов»,"4 - имеется в виду Османская империя.
    В «Тле free prcss» от 3.08.1864 года помещено письмо и статья Milangena из Константинополя, подписанное 7.07.1864 года о черкесских беженцах. Автор статьи встречался с черкесскими эмигрантами, только что прибывшими в Турцию, а также встретился 2.07.1864 г. с Осман-пашой, председателем комитета по организации приема и расселения черкесских мухаджиров. (17. См. Milangen Deportation of cirkassians «Изгнание черкесов» //The Free press, 3.08.1864.)
    Складывавшаяся черкесская нация была почти растворена в общей массе населения Османской империи.

    A.M. Магомеддадавв,
    Кандидат исторических наук.скачать dle 11.3
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.