• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Регистрация    Войти
    Авторизация

    История Сочинского округа

    Категория: Аулы / Названия
    Комиссия 1894 г. согласилась также с тем, чтобы «допускать в будущем к заселению в Черноморской губернии лиц исключительно русского происхождения» с предоставлением им земли в средней и горной полосе побережья. Но прежде было необходимо выяснить количество свободных земель. Сделать это поручалось особой экспедиции под началом Н. С. Абазы. В нее пошли чиновник по особым поручениям Министерства земледелия и госимуществ действительный статский советник М. А. Краевский, инженер В. К. Константинов, лесничий И. С. Васильев, таксатор Личкус. В течение 1895-1896 гг. она обследовала площади бывших горских поселений и хозяйственных угодий с указанием мест, удобных для новых обитателей. Экспедиция установила, что «в прежнее время край был густо населен», и «что в хозяйстве горцев имели место разнообразные отрасли сельскохозяйственного производства».

    В ее отчете также сообщается, что в указанное время на Сочинский округ приходилось 11,5 тыс. дес. пожалованных земель, а около 43 тыс. дес. принадлежало на правах покупки 87 лицам. В округе насчитывалась 21 деревня (без учета населения переселенческих и частновладельческих участков). Все частновладельческие земли располагались в прибрежной полосе, крестьянские - в прибрежной и средней (наделы 16 и 3 селений соответственно). В горной части побережья находились всего две деревни - Красная Поляна греческая и эстонская (Эстонка).

    Выводы экспедиции говорят о том, что в указанное время в Сочинском округе обрабатывалась, использовалась под покосы и выгоны «совершенно ничтожная часть» всех годных для этих целей земель. Было выяснено, что поселенцами освоено в среднем около 3 дес. на двор. Вся остальная земля, отведенная им в пользование (до 30 дес.), заросла папоротником, мелким лесом и колючкой, скрыв под собой «превосходные горские угодья, сады, луга, пахотные пространства и др.». В связи с этим очень скоро «наступило запустение, орошение исчезло, сады заглохли, дороги разрушились, реки и ручьи были завалены оползнями и создались заболоченные места». По словам агронома Н. И. Клингена, «под влиянием этих сплошных за рослей изменился и климат». Для его оздоровления необходимо было расчистить заросли и ликвидировать застои воды в низменных местах, однако немногочисленные колонисты не имели ни сил, ни средств, ни опыта для выполнения мелиоративных работ. Попытка восстановить бывшие дренажные канавы в приустье р. Псезуапсе, для отвода воды в реку, была предпринята по проекту одного из владельцев земельных участков генерала Жилинского в 1890-х гг.

    Обследовав состояние крестьянских хозяйств, экспедиция посчитала, что 30-десятинная норма надела на семью в значительной степени превышает площадь надела, которую она способна обработать, и что эту норму необходимо снизить.

    Было также решено, что в дальнейшем не следует водворять поселенцев в прибрежной полосе, которая отводилась под частновладельческое хозяйство для возделывания «высших сельскохозяйственных культур», на том основании, что они не имеют ни средств, ни знаний для осуществления намерений правительства. Селить крестьянина на побережье означало, по мнению экспедиции, «подвергать его всем трудностям борьбы с условиями заведения хозяйства» и «риску потерять здоровье и даже жизнь в местах лихорадочных». Свою пшеничку и кукурузу ему, как указывалось, будет сподручнее сеять в горах, где он сможет «применить знакомые ему приемы хозяйства». Вытесняя переселенца в среднюю и горную полосу губернии, экспедиция в то же время отметила, что при улучшении материального состояния, с ознакомлением с новыми культурами и приемами хозяйствования, если он пожелает, то сможет приобрести участок у моря. При этом ему гарантировалась «в широких размерах помощь».

    31 марта 1897 г. был утвержден закон, вводивший новые правила заселения побережья и наделения поселян землей. Согласно Закону, к переселению допускались сельские жители Европейской России лишь «русского» (славянского) происхождения. Одновременно устанавливалась 3-десятинная норма земельного надела на наличную душу мужского пола (при основании новых поселений). При подселении в существующие - земельная норма оставалась прежней - 30 дес. на семью. Переселенцы имели право на получение денежной ссуды в размере не свыше 100 руб. на семью с рассрочкой на 10 лет. Предполагалась предварительная заготовка участков, которая включала выбор и осмотр земель на предмет их пригодности к жизни и ведению хозяйства, определение количества возможных жителей, а также проведение дорог или троп к будущим населенным пунктам.

    Еще одной характерной особенностью Закона 1897 г., отличавшей его от Положения 1866 г., было усложнение процедуры водворения в Черноморской губ. переселенцев-крестьян. Если раньше каждый, предъявивший «увольнительное» свидетельство (справку о выписке из своего сельского общества), имел право поселиться в округе, в месте и в сообществе по своему выбору, то теперь же требовалось положительное решение так называемого Общего Присутствия Черноморской губ., основанное на сведениях полиции, в том числе о семейном и имущественном положении желающего переселиться, его образе жизни, и утвержденное министерством внутренних дел. После соблюдения всех формальностей переселенец водворялся на указанном участке. Нередко переписка между различными чиновниками принимала затяжной характер. Многие ждали окончательного ответа, оставаясь на родине, другие попадали в число «самовольно пришедших», то есть прибывших, не имея еще формальных прав на прописку и вынужденных вследствие этого искать временную (часто на несколько месяцев) работу. В случае отказа (бывало и такое) они становились батраками. Однако судьба получивших прописку и землю тоже не всегда складывалась в дальнейшем удачно: кто-то был вынужден скитаться в поисках заработка на стороне, а кто-то пополнял собой «отряды бурлаков и босяков»,

    Согласно Закону от 8 марта 1898 г. в Черноморской губ. началась работа по образованию из фонда казенной земли переселенческих участков для водворения на них российских колонистов. В связи с этим Министерством земледелия и государственных имуществ был сформирован особый поземельно-устроительный отряд, который к кон. 1899 г. исследовал и наметил к отводу новым поселенцам более 17,5 тыс. дес. земли.

    Однако часто выбор переселенческих участков был неудачен по причине, например, большой удаленности от моря, неудовлетворительного состояния или отсутствия дорог внутри участка и к существующим поселкам, неимения годной для усадеб земли.

    К кон. XIX - нач. XX в. среднегодовые показатели прироста населения (преимущественно за счет миграций) Сочинского округа в сравнении с предыдущими шестью годами (с 1891 по 1896 г.) выросли в два раза, чему способствовали последние мероприятия правительства в области переселенческого движения. За 1897-1904 гг. общее число жителей округа увеличилось на 20000 чел. Крестьяне, как и прежде, отправлялись в далекий край в поисках лучшей доли из-за недостатка земли на родине и невозможности прокормить семью.

    В 1905 г. в Сочинском округе, на государственной (казенной) земле существовало 43 населенных пункта (включая 3 адыгских), из которых 21 был основан на переселенческих участках. Последние были заселены неравномерно: 2 участка - полностью (Абазинка и Ахштырь), 15 - на половину и более, на 11 участках население отсутствовало (в средне-горной и горной полосе). Переселенцы прибыли из 35 губерний и 2 областей России.

    Статистические данные свидетельствуют, что с 1905-го по 1915 г., несмотря на существенное сокращение (в 1907 г.) территории Сочинского округа (в связи с перенесением северо-западной границы от р. Дедерукай на водораздел pp. Чухухт и Чемитоквадже), его наличное население росло теми же темпами, что и прежде (в среднем по 2400 чел. в год). К нач. 1916 г. в Сочинском округе проживало 62 920 чел.

    В кон. XIX - нач. XX в. в экономическом освоении края были достигнуты некоторые положительные результаты. Так, к сер. 1892 г. было в основном проложено береговое шоссе от Новороссийска до Сухума. Правда, оно не имело мостов, сплошного полотна и было выложено неудобной морской галькой. Однако, как отмечалось, приморское шоссе «при всех своих недочетах все-таки связало между собой хотя бы некоторые отдельные населенные пункты побережья». С 1902 г. по шоссе осуществлялось почтовое сообщение; пассажирское было установлено гораздо поз-1916 г.

    Кроме «недоделанного» шоссе в Сочинском округе, для вьючного и пешеходного сообщения между селами и с Кубанской обл., еще в 1892 г. пользовались старыми горскими тропами. В 1899 г. было проведено шоссе Адлер-Красная Поляна (инженер В. К. Константинов).

    Морское сообщение вдоль берега в нач. XX в. поддерживали суда Русского общества пароходства и торговли и Российского транспортного и страхового общества, но заходили они лишь в главные пункты побережья. Из-за отсутствия пристаней сообщение пароходов с берегом производилось на лодках-фелюгах. Доставка морем груза, например, строительного, была очень затруднительной, а фруктов и овощей к тому же абсолютно ненадежной.

    В кон. XIX - нач. XX в. активно строились дачи, гостиницы, создавались промышленные предприятия и акционерные общества. По инициативе А. С. Ермолова и Н. С. Абазы на побережье были учреждены две садово-сельскохозяйственные опытные станции - в Сухуме и Сочи.

    В 1904-1905 гг. практиковалась так называемая вольная колонизация с правом выбора участка из свободной государственной земли и кратковременным (до отмежевания) освобождением от арендной платы.

    На дальнейший ход развития побережья негативно повлиял отказ правительства от строительства в 1900-х гг. железной дороги, что имело прямую связь с революционными событиями 1905-1907 гг. в России. В это время и в Черноморской губернии «начались,- по словам А. С. Ермолова,- беспорядки и наступил период убийств и грабежей, сопровождавшийся не только полным прекращением приезда посетителей, но и поголовным почти отливом большинства уже водворившихся в крае».

    Строительство Черноморской железной дороги началось незадолго до Первой мировой войны. В 1917 г. было открыто временное железнодорожное сообщение между Туапсе и Сочи. Дорога прошла вдоль моря, через прибрежные частновладельческие земли, отчуждение которых стоило казне немалых средств. Стоимость проекта возросла за счет необходимости сооружения больших мостов (в широкой, устьевой, части рек) и тоннелей (на скальном участке побережья).

    По поводу предполагавшегося строительства железной дороги вблизи моря высказывались неоднозначные суждения. В ряду аргументов против называлась опасность, которой она будет подвергаться вследствие подмыва морем береговых склонов. Сама же дорога, по мнению известного климатолога и географа, члена государственной комиссии 1898 г. по выбору мест под устройство курортов профессора А. И. Воейкова (1913), в таком случае, «займет самые красивые части побережья и явится помехой для пользования морскими купаниями. Нельзя будет спокойно любоваться величественными видами моря, тому помешают шум и дым железной дороги. Между тем и красота природы, и морские купанья - значительное богатство побережья. Желательно ли все это потерять?» Ученый считал, что спешка в строительстве дороги и ее проведение у самого моря устраивали лишь земельных спекулянтов. В то же время, по его словам, остальные землевладельцы, прежде всего постоянно жившие в крае, согласились бы подождать с постройкой железной дороги, «лишь бы дело было сделано основательно и была найдена возможность не портить лучшую часть их имений».

    Профессор утверждал, что изыскателям приказывали идти вдоль моря, «они и шли, не стараясь найти направление более дешевое и удобное».

    Известно, что культурные участки на берегу моря достались, в большинстве своем, людям, «угодным» петербургским сановникам и чиновникам, от которых зависела их раздача. На этом основании можно предположить, что в случае с Черноморской железной дорогой не последнюю роль сыграло столичное лобби.

    Заселение Черноморского округа (с 1896 г. - губерния) происходило как в организованном порядке, так и стихийно. В литературе упоминаются многочисленные факты не санкционированного властями переселения на побережье, например, армян и греков из Турции.

    В 1869 г. в южной части округа понтийскими греками (выходцами с Черноморского побережья Турции) было образовано сел. Первинка. Во втор. пол. 1870-х гг. они обосновались на Красной Поляне, в сел. Высокое и Лесное. Все поселки располагались в бассейне р. Мзымта.

    Первинка стала первым переселенческим поселком в этой части Черноморского округа, что подтверждается самим ее названием. В 1872 г. здесь проживало 84 чел.

    На Красную Поляну греки пришли в 1878 г. Это было 30 семей, вышедших из Ставропольской губ. Тогда же, по-видимому, греки поселились на р. Псахо (приток р. Ку-депста), в сел. Лесное, покинутом в 1876 г. шапсугами.

    Появление греков в сел. Высокое произошло после ухода оттуда его прежних жителей - славян. В 1891 г. в Высоком проживали 210 чел., в Первинке - 133 чел., в Лесном - 288 и на Красной Поляне - 198 чел.

    В северной части будущего Сочинского округа в 1869 г. греки образовали сел. Вишневка, Калиновка, Лазаревское. В 1872 г. в них проживали 392 чел. Некоторое время (после 1872 г.) греки жили в сел. Макопсе, откуда в 1874 г. перешли на северные склоны Большого Кавказского хребта.

    В 1873 г. 25 греческих семей поселилось на землях имения «Варданэ». На новом месте греки взяли в аренду сроком на 10 лет 250 дес. земли. Греческий поселок был устроен на одном из отрогов водораздела pp. Хобза и JIoo. О дальнейшей судьбе поселенцев (после 1873 г.) неизвестно. Но по сведениям современных информаторов, греки проживали здесь еще в нач. 1880-х гг., во время заселения этой местности армянами. Этот факт косвенно подтверждает условия земельной аренды 1873 г.

    По сообщению источника за 1900 г., греки числом 250 чел. жили, арендуя землю, в имении Юрьевича (сел. Юревичи в 1966 г. соединено с сел. Воронцовка Ку-депстинского сельского совета Адлерского района). Проживали здесь греки и позже, вплоть до высылки в 1949 г. в Казахстан.

    Села Калиновка, Вишневка, Первинка еще в 1904 г. были моноэтническими, греческими. В сел. Лазаревское, Высокое, Лесное, Красная Поляна Греческая в это время греки составляли большинство населения. В Лазаревском еще в 1920 г. число греческих семей, хотя и незначительно, но все же превышало число славянских.

    Одними из первых на территории Черноморского округа осели молдаване. Они стали основателями сел Молдовка (первоначально Молдаванка) и Веселое (1869), а также, в 1870 г., Пиленково (позже - Леселидзе, ныне - сел. Геч-рыпш Республики Абхазия). В 1872 г. в Молдаванке жил 161 чел., в Веселом и Пиленково числились 297 и 88 чел. соответственно, все молдаване.

    Как сообщает источник, сел. Веселое получило свое название от красивой и «веселой» местности, в которой оно располагалось. До 1864 г. на этом месте был большой абазинский (садзский) аул, находившийся под влиянием Геч-бы Решида; здесь жил и он сам.

    Села Молдаванка и Веселое в 1891 г. оставались моноэтническими. В самом кон. XIX в. в Молдаванке, наряду с молдаванами, проживали греки, а в сел. Веселое, кроме них - еще поляки, армяне, грузины и один итальянец, но в обоих случаях преобладало молдаванское население.

    Первые славянские выходцы из России появились в Сочи еще в 1869 г. Это были крестьяне Херсонской и Бессарабской губерний. Они поселились в горах, на правом берегу р. Мзымта. Их деревня получила название Высокая. В 1872 г. здесь числилось 122 чел. (русские украинцы).
    48 семей. В 1886-1887 гг. 40 армянским семьям было разрешено обосноваться в имении «Варданэ». В 1891 г. в Сочинском отделе числилось четыре армянских селения: Уч-Дере, JIoo, Хобза и Ходжиевск (на р. Ходжиепс, Ха-жий, ныне - Якорная Щель). В них значилось 1011 чел. В 1896 г. в «Варданэ» проживало около 200 армянских семей, в Уч-Дере - около 100.

    В самом кон. 1890-х гг.- нач. XX в. приток армянских колонистов в Сочинский округ уменьшился, но после известных событий в Турции (разгул репрессий) переселенческое движение резко усилилось. Именно в это время интенсивность миграций достигла своего максимума.

    1881 г.- время основания грузинами из Кутаисской губ. сел. Пластунское. Переселенцы осели на левом берегу р. Сочи, на месте расположения в 1866-1874 г. стрелковой роты 2-го Кавказского линейного батальона, занимавшейся поисками остававшихся после окончания Русско-кавказской войны горцев. В 1891 г. в дер. Пластунская насчитывалось 73 двора с 396 жителями.

    Вторая по численности грузинская община проживала в пос. Сочи: 440 чел. из 460, составлявших его население. На нач. 1891 г. в Сочинском отделе фиксируется все грузинское население Черноморского округа (третье место среди жителей отдела после греков и армян).

    Благодаря сходству природно-климатических условий Турецкого Понта и Черноморского побережья Кавказа, армяне и греки быстро освоились на новой родине. Жизнь переселенцев из России складывалась значительно труднее. Резкая смена среды обитания, неправильный выбор мест для поселений, незнание местных форм и приемов землепользования явились причиной высокой заболеваемости и смертности первопоселенцев, падежа домашнего скота, постоянных миграций. В процессе адаптации переселенцы, и прежде всего славяне, заимствовали горскую систему земледелия, некоторые особенности скотоводства, способы возведения надворных построек, режим сельскохозяйственных работ.

    Хозяйственные занятия населения Черноморского округа (с 1896 г.- губерния) в определенной степени регламентировались национальными традициями. Число воз-делывавшихся полевых культур наибольшим было у восточных славян и чехов. Из зерновых греки выращивали преимущественно пшеницу, адыги, армяне и молдаване -кукурузу. Количество посевов на душу населения было наибольшим у чехов, затем у грузин (имеретин), адыгов и восточных славян. Минимум посевов имели армяне. Виноградарством население округа почти не занималось. Исключение составляли владельцы некоторых имений, а среди поселенцев Сочинского участка - адыги и жители сел. Веселое (молдаване).

    Небольшие сады были почти во всех селениях, традиционно - в адыгских. Табак выращивали в основном армяне и греки, меньше - чехи и русские. Разводили высококачественные сорта турецкого табака «Самсун», «Трабзон», «Дюбек». Адлер и близлежащие селения славились арбузами, помидорами и особенно капустной рассадой. Огородничеством занимались прежде всего болгары, а из восточных славян только жители Нижней Николаевки. Скотоводство и коневодство носило домашний характер. Пчеловодство было распространено у адыгов и греков сел. Лесное. Из подсобных занятий рыболовство было развито у славян, греков и армян. Охотничьим промыслом занимались преимущественно адыги и славяне. В адыгских аулах выделывали сукно. Немаловажное значение в хозяйственной деятельности переселенцев имел сбор орехов, каштана, фруктов в заброшенных адыгских садах. Сухофрукты в больших количествах продавались в Кубанскую область.

    Длительное время национальные группы, прежде всего в моноэтнических селениях, были достаточно замкнутыми коллективами. Вместе с тем, внутри каждой из родственных групп происходило сглаживание локальных этнографических особенностей и формирование культурной однородности. К этому же периоду относится начало культурно-бытовой интеграции восточнославянских народов.

    Кон. XIX - нач. XX в. явились рубежом в развитии национальных культур всех групп населения. Новая среда обитания, разрыв традиционных связей, распространение урбанизированных предметов быта вели к стиранию культурно-этнических особенностей переселенцев и, в первую очередь, в материальной культуре. Активнее эти процессы развивались в посаде Сочи и прибрежных селениях.

    Национальная самобытность устойчиво сохранялась в семейном быту и религиозных верованиях (нормы поведения, свадебные и похоронные обряды, обычаи и праздники), а также в структуре питания.

    В 1898 г. в восьми селениях Сочинского округа (деревнях Адлер, Веселая, Лесная, Молдаванка, Навагинская, Пластунская, Эстонская и Верхне-Николаевская) функционировали сельские одноклассные (начальные) училища (школы) Министерства народного просвещения (в общественных и наемных зданиях), в восьми - церковно-при-ходские одноклассные училища и школы грамоты (в деревнях Высокая, Нижне-Николаевская, Ахштырь, Красная Поляна, Калиновка, Первинка, в имениях Варданэ и Хлудова). В посаде Сочи были открыты народное и церков-но-приходское училища: первое - в наемном здании, второе - в церковном. В округе насчитывалось двенадцать православных и лютеранских церквей и молитвенных домов, а также три мечети (в современных аулах Большой Кичмай, Калеж и Хаджико).

    В нач. XX в. в Сочи действовали национальные общественные организации: Сочинское армяно-григорианское общество, Сочинское грузинское общество распространения грамотности, Эллинское благотворительное общество.



    скачать dle 12.1
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.