• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Регистрация    Войти
    Авторизация

    СОЧИ

    Категория: Аулы / Названия
    СОЧИ, город в Краснодарском крае. Занимает территорию протяженностью 145 км вдоль восточного берега Черного моря от пос. Магри на северо-западе до р. Псоу на юго-востоке.

    В письменных источниках прошлого топоним Сочи (в разной форме) имел более ограниченную территорию распространения: им обозначались прежде всего река и селение в ее устье; сочинцами (в несколько иной транскрипции) именовались его жители.

    Долина р. Сочи была историческим центром одноименного убыхского округа, помещаемого письменными источниками перв. пол. XIX в. обычно между pp. Псахо (Мамайка) и Хоста. В указанное время у его населения пользовалась влиянием известная на побережье знатная фамилия Облагу1 (Аубла) из рода Соча (Шача).
    1 Вероятно, Аблаго, что в переводе с адыгского языка означает «рыжая змея», где бла (блэ) - «змея», го (гъо) - рыжий», «а» - аба-зино-убыхский префикс определенности. Благо, благож в устном народном творчестве адыгов - трех или семиглавое чудовище-змея (дракон). Известна фамилия Благож (Блягоз).
    В 1830-х гг. Облагу Али Ахмету было подвластно здесь до 700 дворов.

    Первое письменное сообщение о Сочи относится к сер. XVII в. Оно принадлежит турецкому ученому-географу и путешественнику Эвлии Челеби, который в 1641 г. посетил Черноморское побережье Кавказа. Здесь, западнее общества Артлар (соврем. Адлер), он фиксирует приморское «племя» Соча (Сочалар). В основе турецкого термина лежит старинное местное мужское родовое имя, исконное произношение и этимологию которого ныне установить вряд ли возможно. Вторая часть слова - «лар» - является показателем множественности в старотурецком языке. Смысловой перевод - «семья, род». Таким образом, выражение «Сочалар» употреблено автором в значении «община (рода) Соча». Однако реально в то время она имела общественный статус сельской или соседской общины из местности Соча.

    По Элвии это общество могло выставить до 10 тыс. воинов. Путешественник побывал на свадьбе в деревне (кёй) человека по имени Хавдако, где ему и его спутникам преподнесли, как он пишет, «сто подносов вареной баранины, суп с фасолью, медовый напиток бузу, пастэ (мамалыгу.-Т. П.), мясную похлебку, подливки». В местную гавань, указывает автор, летом заходили суда «со всех сторон» для торгового обмена с жителями.

    Западноевропейскими, русскими и турецкими источниками XVIII - перв. пол. XIX в. имя Соча (Суча), наряду с терминами Шаша, Саша, Саше, Саче, Сочи упоминается в качестве названия убыхского общества (округа), реки и селения в нижней части ее долины. В перв. пол. XIX в. селение в устье р. Сочи было известно также как Сочипсы («река (рода) Соча») или Облагукуадж («селение (фамилии) Облагу»).

    Убыхское селение располагалось по обеим сторонам реки, начиная от устья, вверх по ее течению на несколько километров и состояло из ряда небольших поселений родственников, находившихся на различном расстоянии друг от друга. Каждое из них обозначалось фамильно-родовым именем.

    О сел. Сочи пишет француз Фредерик Дюбуа де Монпе-рэ - геолог, натуралист, археолог и историк, осуществивший в 1833 г. путешествие вдоль всего Черноморского побережья Кавказа на русском военном корабле. Его впечатления, дополненные сведениями из античной средневековой и современной ему литературы, были изложены в I томе шеститомного труда «Путешествие вокруг Кавказа», изданном в 1839 г. в Париже.

    У автора под названием Сучали, Соча(е) или Саче известны не только селение и река, на которой оно располагалось, но и мыс, залив («довольно открытый»). Именем Саша Монперэ называет убыхов, очерчивая территорию их обитания от р. Псахо до мыса Зенги (между pp. Сочи и Хоста). «Мы увидели,- пишет он,- вблизи селения Соче маленькое турецкое судно, пришвартованное для обмена товарами... Как только местные жители увидели нас, они стали сбегаться со всех сторон на помощь турецкой команде, которая спаслась на сушу, предполагая, что мы постараемся захватить судно».

    Интересные подробности о Сочи содержатся в мемуарах русского разведчика, поручика Генштаба Отдельного Кавказского корпуса барона Ф. Ф. Торнау. По его словам, в 1835 г. в селении насчитывалось до 450 дворов. Здесь проживали, сообщает он, убыхи, абазины, адыги, турки - торговцы. Последние имели в Сочи свой базар, склады. Торговлей занимался и сам сочинский владетель, адыг по происхождению, Облагу Али Ахмет, в собственности которого находилось большое морское судно. Сочи было оживленным местом внешней торговли на побережье (одним из главных), складочным пунктом турецких товаров, доставлявшихся отсюда не только в причерноморские селения, но и на северные склоны гор.

    «Племя Саше,- указывает Торнау,- повинуется князю Али Ахмету Облагу, хотя и не во всех случаях... он из всех князей и владельцев от р. Шахе до р. Бзыба сильнейший и пользуется хорошим достатком». Его дом, пишет автор далее, «построен в одной версте от селения Сочипсы и на том л^е расстоянии от моря, на берегу которого сделан небольшой завал из деревьев и земли для прикрытия дороги, ведущей в селение». У его жителей, согласно Торнау, были «в употреблении три языка: черкесский, абазинский и убыхский ».

    Участник Русско-кавказской войны полковник С. Эсад-зе, описывая высадку десанта в устье р. Сочи в апреле 1838 г., указывает, что в результате боя войска «прочно утвердились на горе и заняли деревню Сочи» (на плато выше форта). Позже, при отражении нападения убыхов, было сожжено четыре поселения: два, находившиеся вблизи крепости (в районе современного Пролетарского подъема), и два - неподалеку от них, в восточном направлении.

    Дополнительные, уточняющие сведения о сел. Сочи содержатся в записях английского эмиссара, представителя торговой буржуазии Джеймса Белла, прожившего среди причерноморских шапсугов и убыхов три года, с 1837-го по 1839-й. Его дневник, впервые изданный в 1840 г. в Лондоне, представляет собой исключительно важный и ценный источник для изучения истории, культуры и быта коренного населения Сочи перв. пол XIX в., насильственно выселенного с побережья в 1864 г. по окончании Русско-кавказской войны.

    В долине р. Сочи Белл впервые побывал в апреле 1838 г., во время посещения им «аула в восточной части долины Саше» (левый берег), незадолго до высадки русского десанта. Долина (в ее нижней части) имела, по его словам, протяженность 5-6 миль (до 10 км) и ширину около 1 мили. Она отличалась «привлекательными возвышенностями по обеим сторонам» реки и была ограждена с севера высокими горами. «Чистая широкая речка,- пишет он,- течет среди богатых лугов, только что начинающих покрываться дикими красивыми цветами. Еще более ее долину украшают яблони, груши, грецкие орехи». Но больше всего его поразил «холм на западной стороне (правый берег реки.- Т. П.), который почти на протяжении мили покрыт сплошным виноградником», являвшимся «общим достоянием соседей». В середине долины, отмечает Белл, было «разбросано еще четыре больших аула, а несколько других выглядывает из лесистых холмов, окружающих долину». Вся местность представляла собой, по Беллу, «бесподобную сельскую красоту, счастье и изобилие, и единственно, что уменьшало мой восторг,- пишет он,- это боязнь, что жители, не имея артиллерии, не смогут защитить вход в долину, которая, может быть, скоро будет опустошена метлой разорения».

    По прибытии в Сочи Белл и егочшутники «отправились на лежащую близ моря возвышенность» (плато - территория посада Сочи втор. пол. XIX в.), где намечалось провести совещание. В нем приняли участие Облагу Али Ахмет, а также признанный глава убыхов Берзек Хаджи Дагумоко Исмаил, аул которого находился вблизи впадения р. Агуа в р. Сочи, другие авторитетные и уважаемые люди.

    Второй раз он посетил Сочи в начале мая 1838 г., уже после высадки десанта. «Пересекши (с северо-запада на юго-восток.- Т. П.) долину,- пишет Белл,- мы приехали к возвышенностям, находившимся непосредственно на виду у русского лагеря» (то есть к невысокому хребту, тянущемуся вдоль современного Курортного проспекта, бывшей ул. Подгорная).

    Совещание, на которое он был приглашен, собиралось по поводу получения убыхами письма от генерала Симбор-ского, командовавшего недавним десантом в устье р. Сочи. Для участия в нем прибыло около 200 человек, в том числе Берзек Хаджи Дагумоко.

    В записях Белла указывается, что собрание происходило «на цветущем лугу под тенью могучих, покрытых густой листвой деревьев. С другой стороны,- пишет он, - луг примыкает к длинным изгородям какого-то аула. Мы находились на расстоянии пушечного выстрела от лагеря (русского.- Т. П.), скрытые от него, но наши разговоры время от времени прерывались грохотом полевой пушки или оружейным выстрелом аванпостов». Собравшиеся решили не признавать власть России и не складывать оружие. Хаджи Берзек попросил Белла отпустить с ним его слугу-поляка «для обслуживания маленькой захваченной пушки; еще двое русских дезертиров предложили свои услуги ».

    Белл с горечью отмечает, что со времени его первого посещения Сочи здесь «произошли очень большие перемены; природная красота долины расцвела в обилии зеленых растений и листвы, но ее аулы покинуты;., я увидел,-говорит он,- огромную лисицу, спокойно пробегавшую поперек поля, как будто она знала, что ее прежние враги вытеснены отсюда».

    Очередной раз Белл был в Сочи в июле 1838 г., следуя через него на юго-восток, к морю. «Когда я проезжал мимо чудесной долины Сочи,- пишет он в своем дневнике, - я был в восторге от нее и до некоторой степени удивлен, найдя нетронутой ее красоту: не сожжено ни одного аула, не свалено ни одного стройного дерева выше по течению реки.- Т. П.). Пастбища были покрыты стадами и обнесены плетнями на расстоянии 1 или 2 миль от моря».

    В этот свой приезд Белл выразил желание осмотреть один из старых крестов, находившийся в священной для жителей Сочи роще, на вершине одного из холмов в восточной части плато. Здесь, под деревьями, он увидел несколько старинных, по его замечанию, могил и висевший на одном из огромных дубов железный «крест» (цепь на подхвате с тремя равноконечными крестами в средней части) с крючками для подвешивания жертвенного мяса. Оттуда, пишет Белл, он «увидел несколько русских, которые прохаживались взад и вперед около одной из сторон укрепления (устроенного на горке выше форта Александрия.- Т. П.) и только вершина маленького холма скрывала нас взаимно друг от друга». «Я думаю,- делает он вывод, - что она-то (реликвия-крест.- Т. П.) и была причиной, по которой русским во время их нападений в этом направлении было оказано такое сильное сопротивление».

    «Спустившись с этого священного холма в овраг, находившийся непосредственно под ним (обрывался в море у библиотеки имени Пушкина, юго-восточнее концертного зала «Фестивальный».- Т. П.),- указывает Белл, - мы проехали мимо большого и очень хорошо устроенного, живописно раскинувшегося аула, окруженного вьющимися виноградными лозами и многочисленными фруктовыми деревьями. Жители его покинули потому, что он лежит на расстоянии одной мили, а то и того менее от форта». Далее, перейдя реку (современная Верещагинка), они минули «другой так же красиво устроенный аул, в котором единственными живыми существами остались две собаки», пересекли по диагонали старый дубовый лес и вышли к морю южнее форта на р. Сочи. «Наш ужин на обратном пути, - замечает Белл, - состоялся в покинутом ауле, где оставалось все же несколько слуг с рогатым скотом».

    Упоминавшийся выше форт Александрия был построен на склоне горы, вблизи левого рукава р. Сочи. Крепость постоянно обстреливалась горцами. Как сообщается в «Обозрении восточного берега Черного моря» (апрель 1839 г.), «гора с северо-восточной стороны господствует над крепостью на дальний ружейный выстрел... Черкесы беспрестанно приходят на гору и стреляют в укрепление» (форт). В связи с этим в сентябре 1840 г. было предложено построить на «командующей» высоте, перед восточным фронтом, каменную башню на 25 чел. и два полевых орудия (ранее, в 1838 г., на этом месте кратковременно существовало, как уже указывалось, отдельно стоявшее укрепление с двумя орудиями). Считалось, что эта мера обеспечит «спокойствие гарнизона». Однако укрепленный холм сам оказался под обстрелом с других высот, господствовавших, в свою очередь, над ним. По этой причине укрепление выше форта было оставлено, но название горы (Батарейка) сохранилось до нашего времени.

    Географические особенности плато, на котором находились убыхское селение и усадьба Облагу Али Ахмета, довольно подробно описал А. В. Верещагин, обследовавший его в 1870 г. В своих «Путевых заметках по Черноморскому округу» он пишет, что «долина р. Сочи, при устье, имеет в ширину около одной версты. Левая сторона долины, к юго-востоку, у самого моря образует горизонтальное плато, поднимающееся над уровнем моря более нежели на десять сажен. Это плато до первой к юго-востоку балки (Верещагинской.- Т.П.), имеет приблизительно около 50 десятин и с севера и северо-востока защищено высокою, в виде дуги горою. Два небольших ровка разрезают упомянутое плато на три неравные части, из коих наименьшую и ближайшую к долине занимало Даховское укрепление1. Здесь берег к морю отвесный и скалистый, но далее к балке он делается мягче, с террасами и склонами, и покрыт разнообразною растительностью».

    Исторические сообщения разного времени, русские военные карты свидетельствуют, что территория верхней части убыхского сел. Сочи совмещается с современными улицами Первомайской, Нагорной, Кубанской, Курортным проспектом, ул. Орджоникидзе, другими улицами в пределах плато.

    В 1854 г., в период Крымской (Восточной) войны гарнизон форта был вывезен в Новороссийское укрепление, затем переведен в Анапу, а сама крепость взорвана. Вто-> рично русские войска появились на побережье ранней весной 1864 г. В марте Даховский отряд (сформирован в станице Даховской на Кубани) под командованием генерала В. А. Геймана занял развалины бывшего Навагинского форта.

    По окончании войны и с вытеснением местного населения, Россия приступает к экономической колонизации «безлюдной страны с роскошной и могучей природой». В 1866 г. создается Черноморский округ, в 1869-м появляются первые гражданские поселения новых обитателей края.

    Для основания города, или посада, Сочи было отведено описанное выше плато. В 1871 г. городские участки в размере 1/2 дес. были нарезаны; составлены правила для их отвода. В октябре 1872 г. на основании городового положения земельный участок выше бывшего форта Навагинского и отлогий скат горы в размене более 6 дес. (в черте проектируемого посада) был приобретен московским потомственным почетным гражданином Н. Н. Мамонтовым. Вскоре на этом, так называемом городском участке был построен дом, названный виллой «Вера», заведено хозяйство. В нач. XX в. на месте деревянного дома был возведен каменный, известный под тем же именем (ныне Сочинский городской центр детского творчества и досуга). Так было положено начало русскому (российскому) Сочи.

    Остальная часть убыхского сел. Сочи еще долгое время находилась за пределами посада. Земли на правом берегу реки в 1871 г. были куплены вышеупомянутым Н. Н. Мамонтовым. В 1883 г. они перешли во владение В. А. Хлудова, который в кон. XIX в. построил на плоскогорье небольшого хребта, недалеко от моря, дом, а вокруг него разбил парк (ныне городской парк «Ривьера»). Имение Хлудова «Раздолье» (1284 дес.) тянулось от дома вверх по реке на 3 км, а также включало бывшую территорию общества Соча между pp. Сочи и Псахо. Самый ближний к морю участок был продан Хлудовым в нач. XX в. московскому коммерсанту А. В. Тарнопольскому, который уже в 1909 г. открыл здесь курорт «Кавказская Ривьера».

    На левом берегу р. Сочи одно из убыхских поселений располагалось, согласно Беллу, другим источникам, на территории нынешнего Завокзального микрорайона «Аре-да». Название заимствовано у имения А. И. Костарёва, находившегося здесь до 1917 г. Слово «Ареда» имеет местные корни и происходит от абазино-садзской фамилии Ард или Аред (в литературе перв. пол. XIX в.- Ардба, Аредба), давшей название Адлеру, как говорилось ранее.

    Выше по течению р. Сочи располагалось еще одно убых-ское поселение, на месте которого в 1869 г. (или в 1867 г.) немецкими переселенцами была основана дер. Навагинка, более известная под именем Колонка. Очевидно, о нем идет речь в рапорте начальника Черноморской береговой линии на имя Главнокомандующего Кавказской армией генерал-адъютанта князя Воронцова. В документе рассказывается, как ночью 23 февраля 1852 г. отрядом майора Бибикова был уничтожен «аул Сочи, состоявший из 30 дворов и находившийся на расстоянии около 6 верст от укрепления». Последний, говорится в докладе, «повел атаку с трех сторон, ворвался в аул и предал его пламени, в котором погибло все имущество жителей, лошади, рогатый скот и мелкий скот, а жители едва успели выскочить из своих саклей и скрылись в ближайшем лесистом и глубоком овраге».

    В 1874 г. пост Даховский был преобразован в гражданское поселение - посад Даховский. По статистическим данным, к 1887 г. в посаде числилось 98 жителей, среди которых были 66 славян, 21 грузин, 5 немцев. Посад Даховский находился под управлением Сочинского (Дахов-ского) попечительства о черноморских прибрежных поселениях (с 1888 г.- Сочинский участок) Черноморского округа.

    С преобразованием Черноморского округа в Черноморскую губ. (23 мая 1896 г.) и введением в ней окружного деления посад Сочи (бывший Даховский) стал административным центром Сочинского округа. Одновременно с этим в нем было введено городовое положение.

    1 мая 1898 г. было утверждено Положение о включении посадов Сочи и Туапсе в перечень поселений с упрощенным общественным управлением.

    Население посада Сочи росло медленно. Так, в 1891 г. в посаде числилось 460 жителей (44 двора): грузин - 440 чел., славян - 11, немцев - 9. По Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., в посаде проживало 1352 чел., из них постоянных жителей - 1120 чел., временных - 15, иностранноподданных - 217. В округе (селе) числилось 12 167 чел.: 7023 постоянных жителей, 244 временно проживающих (иногородних) и 4900 чел., имевших иностранное подданство.

    По этническому составу наличное население округа (включая посад), в границах от р. Дедерукай на северо-за-паде до р. Бегерепста на юго-востоке, подразделялось (подданные России) следующим образом: русские - 2536 чел., украинцы - 1239, греки - 1170, грузины - 1001, адыги -745, молдаване - 612, эстонцы - 599, армяне - 161, немцы - 155, остальные народы (16) - 184 чел. Национальный состав иностранцев (5117 чел.) переписью не учитывался, однако известно, что среди них преобладали армяне и греки - подданные Османской империи (Турции).

    В посаде Сочи проживали представители 16 народов (российские подданные): русские - 512 чел., украинцы -268, грузины - 226, немцы - 47, белорусы - 21, поляки -17, евреи - 13, греки и лазы - по 5 чел., азербайджанцы -8, армяне, кистины (чеченцы), эстонцы - по 3 чел., осетины - 2, адыги и молдаване - по 1 чел.
    По данным на кон. 1904 г., наличное население Сочинского округа составляло 33 755 чел. (в посаде - 8163 чел., в селах - 25 592 чел.): постоянных жителей насчитывалось 10 218 чел. (225 и 9993 чел. соответственно), временно проживающих - 23 537 чел. (7938 и 15 599 чел.).

    На 1 января 1916 г. в округе числилось 62 920 чел. (13 254 чел. - в посаде, 49 666 - в селах), из них постоянных жителей - 16 227 чел. (2157 - в посаде и 14 070 - в селах).

    В 1904 г. к Сочинскому округу была присоединена так называемая Гагринская дача. В апреле 1917 г., в связи с преобразованием Гагринского участка в самостоятельный округ Черноморской губ., юго-восточная граница Сочинского округа передвинулась от р. Бзыбь на р. Псоу. Его граница с Туапсинским округом с 1907 г. проходила по водоразделу pp. Чухукт и Чемитоквадже.

    Документ о преобразовании посада Сочи в городское поселение (город) не обнаружен. Известно лишь, что в 1917 г. он этого статуса еще не имел, хотя в некоторых официальных публикациях его называют городом, в том числе в жизненно важном для развития посада постановлении Закавказского комиссариата от 20 декабря 1917 г. «О включении в черту г. Сочи смежных с ним земель». Данное постановление призвано было увеличить площадь посадских земель за счет частновладельческих и ведомственных участков и довести ее минимум до 500 дес., как этого требовало городское положение. Революционные события 1917 г., гражданская война, видимо, помешали завершению процесса оформления нового статуса Сочи в установленном законом порядке (на уровне центрального правительства).

    После введения в Черноморском округе (восстановлен в 1920 г.) волостного и районного деления (1920-1922) Сочи - центр Сочинской волости Туапсинского отдела, затем - Сочинского района Черноморского округа. В октябре 1934 г. центр района был переведен в Адлер, а сам он переименован в Адлерский с подчинением Азово-Черноморско-му краю, с 1937 г. - Краснодарскому.

    В 1934-1948 гг. Сочи - город краевого подчинения; в 1948-1958 гг.- республиканского; с 3 июня 1958 г.- вновь краевого; 11 февраля 1961 г. в городскую черту Сочи включена прибрежная часть Адлерского и Лазаревского (бывш. Шапсугского) сельских районов Краснодарского края (46 населенных пунктов), в связи с чем Адлерский и Лазаревский районы ликвидировались, а в гор. Сочи были образованы Адлерский, Лазаревский, Хостинский и Центральный районы.

    В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 апреля 1962 г. в крае были упразднены существовавшие районы и созданы сельские. По решению Краснодарского краевого исполнительного комитета народных депутатов от 7 декабря 1962 г. ряд сельских советов Адлерского и Лазаревского районов гор. Сочи были переданы в административное подчинение Туапсинекому сельскому району. Возвращение их в состав названных районов гор. Сочи произошло в 1963-1964 гг.

    В связи с разделением территории края на промышленные и сельские зоны, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 февраля 1963 г. города Сочи, Туапсе, Новороссийск и Тихорецк были переданы в подчинение Краснодарскому краевому (промышленному) Совету народных депутатов. В 1965 г. все административно-территориальное деление края (и гор. Сочи) было восстановлено в прежних границах и формах административного подчинения.

    В 1970 г. постоянное население гор. Сочи составляло 245,3 тыс. чел. (сельское - 42,2 тыс., городское - 203,1 тыс.), в 1979 г.- 292,3 тыс. чел. (сельское - 46,7 тыс., городское -245,6 тыс.), в 1989 г.- 361,2 тыс. чел. (сельское - 46,4 тыс., городское - 314,8 тыс.).

    По Всесоюзной переписи населения 1989 г., 97,5 % жителей Сочи состояло из представителей 10 народов: русских (254, 2 тыс. чел.), армян (52,6 тыс.), украинцев (21,9 тыс.), грузин (5,6 тыс.), адыгов (4,8 тыс.), греков (4,5 тыс.), белорусов (4,0 тыс.), татар (2,2 тыс.), евреев (1,2 тыс.), немцев (1,0 тыс.). Остальные 2,5 % были представителями 93 народов - от молдаван, насчитывавших 923 чел., до этнических групп численностью 1-2 чел. каждая.

    В 2002 г., по данным Всероссийской переписи населения, в гор. Сочи числилось 396,5 тыс. чел. постоянного населения, из них 331,9 тыс. городских жителей и 64,6 тыс. сельских. В Центральном районе насчитывалось 133,2 тыс. чел., в Хостинском - 75,8 тыс. чел., в Лазаревском - 81,5 тыс. и в Адлерском - 100,9 тыс. чел. Число постоянных жителей поселка городского типа Красная Поляна достигало 3,9 тыс. чел.скачать dle 12.1
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.