• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Регистрация    Войти
    Авторизация
    » » » Этническая территория и народонаселение

    Этническая территория и народонаселение

    Категория: Адыги.RU / История
    Этническая территория и народонаселение
    В основе наших знаний о Северо-Западном Кавказе и народах, его населявших, в том числе об убыхах, лежат свидетельства иностранных путешественников, в разное время побывавших на Кавказе, либо данные европейских авторов, изучавших его. В связи с вовлечением данного региона в политику европейских держав и Турции возрастает интерес к нему и, как следствие, возрастает объем материалов, касающихся территории и народов, населяющих Кавказ. Правда, выделить сведения именно об убыхах в свидетельствах XVIII в. крайне сложно. Причину этого нужно, видимо, искать в том, что долгое время убыхов причисляли к адыгам и рассматривали их в общем контексте адыгской истории.

    В источниках начала XIX в. адыги, известные как закубанские черкесы и кабардинцы, на Северном Кавказе занимали огромную территорию от побережья Черного моря на восток до центральной части северного склона Кавказа. Вот что пишет Хан-Гирей о протяженности территории, занимаемой адыгами: «Черкесские земли простираются в длину с лишком на 600 верст, начиная от устья Кубани вверх по этой реке, а потом по Куме, Малке и Тереку до границ Малой Кабарды, которые простирались прежде до самого слияния Сунжи с рекою Тереком. Ширина различна и заключается от вышеупомянутых рек на полдень (т.е. на юг) по долинам и по скатам гор в разных кривизнах, имеющих от 20 до 100 верст расстояния, составляя, таким образом, длинную узкую полосу, которая начиная от восточного угла, образуемого слиянием Сунжи с Тереком, то расширяется, то опять стесняется, следуя на запад вниз по Кубани до берегов Черного моря». По побережью Черного моря адыги занимали территорию протяженностью 250 км (от Анапы до Шахе), гранича на юге с убыхами.

    В юго-восточной части Черноморского побережья проживали абазинские общества, по традиции также именовавшиеся черкесскими. Между адыгскими и абазинскими племенами на исторической карте находились убыхи. В силу объективных обстоятельств они заняли особое место в истории причерноморских адыгов. Убыхи, как и другие горские племена, вошли в историю как черкесы.

    Убыхи занимали часть Черноморского побережья между верховьями рек Шахе и Хоста, причем местом их обитания были как побережье Черного моря, так и территория в направлении к Главному Кавказскому хребту. К середине XIX в. по береговой полосе жили следующие племенные подразделения, или общества: Субешх (Субаши), Хизе, Вордане, Псахе, Саше и Хамыше (Хоста). В горной части Убыхии проживало несколько обществ, названия которых история, к сожалению, не сохранила, но существование которых позволило авторам называть убыхов «истинными горцами». Наиболее плодородными и удобными в климатическом отношении были земли обществ Саше и Вордане, где убыхи жили с садзами и адыгамиВосточными соседями убыхов были шапсуги, а западными - садзы и джигеты. Племена проводили земляные работы на всей территории.

    Ввиду того что вопрос о численности убыхов в официальной кавказоведческой литературе не поднимался, а сведения современников весьма отрывочны и противоречивы, на данный момент не представляется возможным разрешить эту проблему. На протяжении XVIII в. феодальные междоусобные войны, частые нашествия крымских ханов мешали нормальному росту населения. Катастрофическому сокращению численности убыхов способствовали эпидемические болезни, уносившие жизни сотен людей. Военно-карательные экспедиции, согласно документам, также уносили немалое количество человеческих жизней. Деструктивное воздействие войны на основу жизнеобеспечения отражалось на росте народонаселения и демографических процессах, происходивших в убыхском обществе.

    В 30-х гг. XIX в. царское правительство предприняло активные действия по комплексному изучению адыгов. Были собраны сведения, связанные с топографией и природно-климатическими условиями, но особое внимание уделялось изучению военного потенциала, для чего нужны были точные данные о численности населения. С целью сопоставления всех данных и получения достоверной информации, командование поручило эту работу нескольким не зависимым друг от друга разведчикам. Такую обязанность возложили на Новицкого, Торнау, Бларамберга, Шаховского, Хан-Гирея и др.

    Кроме военных разведчиков народонаселением адыгов интересовались путешественники, частные лица, представители английских торговых компаний и др. Сведения о народонаселении Убыхии можно почерпнуть у Лапинского и Карлгофа. Но сведения, собранные ими, настолько разительны, что без сравнительного анализа невозможно будет сколь-нибудь приблизительно представить численность убыхского населения.

    Представленные современниками данные требуют критического подхода, так как очень часто они записывались со слов местных жителей или же производился приблизительный расчет. Поддерживая тесные дружеские отношения с соседями, во многих населенных пунктах убыхи проживали смешанно с шапсугами, абазинами и другими племенами, что значительно затрудняло определение точной их численности. Также можно предположить, что цифры умышленно занижались с целью скрыть масштабы трагедии, постигшей убыхский народ.

    Современный ученый-исследователь, знаток истории народов Кавказа, убых по происхождению, Айдин Осман полагает, что численность убыхов в период выселения составляла примерно 25-30 тыс. человек 3.Т. X. Кумыков пишет: «Общая численность адыгского населения составляла в среднем примерно 660 тыс., а субыхами -734 тыс.»4.

    В. И. Ворошилов, долгие годы занимавшийся комплексным изучением истории убыхов, определяет их численность в первой половине XIX в. в 50 тыс. человек5. На момент выселения, согласно русским документальным источникам, численность убыхов составляла 74 567 человек6. Причем А. Берже, официальный историк выселения, считал приводимые им же цифры заниженными. Он отмечал, что значительное число махаджиров, «отправившихся на свой счет на турецких кочермах... остались неизвестны для официальных лиц». Таким образом, из всего многообразия мнений по этому вопросу сведения А. П. Берже представляются хоть и не полными, но максимально приближенными к действительнеости. А с учетом деструктивного воздействия войны на демографическую картину можно предположить, что в первой половине XIX в. население Убы-хии составляло не менее 100 тыс. человек.

    Вопрос о происхождении и языковой принадлежности убыхов по сей день остается дискуссионным. Различные гипотезы о происхождении убыхов высказывались еще в XIX в. Л. Я. Люлье, например, считал убыхов «остатками алан»8- Мессарош выдвинул предположение о генетической связи убыхского языка с хеттским. Ф. ф. Торнау относил убыхов к племенам черкесским, при этом отмечая, что говорят убыхи «собственным языком, не похожим ни на одно из наречий языков абазинского и черкесского».

    Нельзя отрицать тот факт, что убыхи, имеющие непосредственное отношение к общеизвестному этнониму «абаза», привлекали внимание многих исследователей. Проблемами истории и этнографии убыхского народа занимались известные исследователи-кавказоведы Н. Г. Волкова п, Е. П. Алексеева, 3. В. Анчабадзе, Г. 3. Анчабадзе и, Ю. Г. Анчабадзе и др.

    Заслуживает внимания работа Л.И. Лаврова «Этнографический очерк убыхов», которая содержит в себе важные данные по интересующей нас проблеме,б. Интереснейшее исследование по сопоставлению абхазо-убыхского этнографического материала провел известный кавказовед 111. Д. Инал-Ипа.

    Итак, этноним «абаза» в интересующем нас понимании прослеживается в этнографической литературе и нарративных документах XIII—XIX вв. и в этих материалах речь идет о причерноморских народах Западного Кавказа. На этой территории, как известно, проживали этнические группы, входившие в абхазо-адыгскую общность: адыги - шапсуги, убыхи, садзы и абхазы. Из вышеизложенного видно, что в число народов, объединяемых в источниках этнонимом «абаза», попадали и группы адыгов, являвшихся западными соседями убыхов. У Эвлия Челеби абаза - это все население Черноморского побережья Кавказа и прилегающих гор к юго-востоку от нынешнего Туапсе вплоть до Мегрелии. На этой территории он располагает 15 абазских обществ. Анализ их названий и последующее сравнение с этнотопонимикой района показывают, что население обществ было адыгским, абхазским, садзским и убыхским по своему происхождению. На некоторых картах XVII в. все население от Геленджика до Мегрелии, т.е. адыги, убыхи, садзы и абхазы, на звано абазой. По словам М. Медичи, «абазы обитают от Сухума до Анапы»20, следовательно, интересующим нас этнонимом снова названы те же этнические группы.

    Таким образом, этноним «абаза» распространяется на легко очерчиваемую территориально и этнически общность народов. Согласно представленным источникам в абазскую общность входили абхазы, садзы, убыхи и группы западных адыгов. Но не всегда исследователи включают адыгов и абхазов в понятие «абаза». Сознавая их этнокультурное своеобразие, многие авторы адыгскую общность рассматривают отдельно от абазской. М. Медичи, который причислял западных адыгов к абазе, между тем отмечал, что «абазы, обитающие в районе Анапы, отличаются от остальных»21. Таже большинство исследователей склонны считать, что население, входившее в политические границы Абхазского княжества, вряд ли можно отнести к абазской общности. Исключение в данном случае составляют лишь горные группы абхазов. Таким образом, ядром абазской этнической общности можно считать садзов, горных абхазов и убыхов. Об этом свидетельствует большинство источников, с этим согласны большинство авторов, и мы не видим веских причин не соглашаться с ними.

    В соответствии с принятой в кавказоведческой литературе точке зрения на процесс формирования древнейшего населения Восточного Причерноморья, генетическая связь античных абазгов, апсилов, санигов и зихов с позднейшим этническим миром этого региона, в частности с абазской общностью народов, представляется бесспорной. Сложнее обстоит вопрос с убыхами, хотя и они, видимо, древнейшее население Кавказа. Анализ древней этноно-менклатуры привел А. Н. Генко к интересной гипотезе о соотнесении имени брух, упоминаемого Прокопием Кесарийским, с самоназванием убыхов пёх (бёх)22. Прокопий помещает брухов на реке Мизигос. Эта же река у античных историков известна под названием Брухонта, в котором также прослеживается убыхское пёх (бёх). Интересно, что Ф. Брун соотносил реку Мизигос (Брухонта) с рекой Мзымта 23. Такая гипотеза кажется вполне убедительной. Но в таком случае напрашивается два предположения: или территория расселения брухов - убыхов - в античный период была значительно шире и включала в себя более южные районы, чем к началу XIX в., или же основной массив убыхского этноса локализовался южнее, а впоследствии передвинулся северо-западнее, заняв области по рекам Шахе и Сочи. Не стоит забывать и о возможных сильных ассимиляционных процессах, приводивших к уменьшению численности и сокращению этнической территории убыхов. Ряд факторов свидетельствует о более широкой в прошлом территории расселения убыхов. В одной убыхской исторической песне местность Экирхан (современное Лазаревское) оказывается заселенной этим народом. Не является ли это свидетельством сокращения этнической территории убыхов вследствие ассимиляции части последних адыгами? О том, что адыгский язык наступал на убыхский, свидетельств более чем достаточно. Но часто бывает, что языковая ассимиляция предшествует этнической. Это, возможно, и произошло в данном случае.

    Внешний облик убыхов, антропологически в общем сходный с другими кавказскими народами, отличался привлекательностью. Высокий рост, плотное телосложение и выразительные черты лица выдают в них истинных горцев, исполненных гордости и чувства собственного достоинства.

    Проблемы этногенеза и языкового своеобразия убыхов на сегодняшний день остаются нерешенными, а вопросы, связанные с ними? -дискуссионными. Интерес к убыхскому языку проявил в 1840 г. Дж. Белл. В своем «Дневнике о пребывании в Черкесии в течение 1837, 1838 и 1839 гг.» он приводит список из 44 убыхских слов и сопоставляет их с однозначными адыгскими и абхазскими словами.

    Первым русским ученым, всерьез занявшимся изучением убыхского языка, стал П. К. Услар. Уже он признавал, что «в литературе кавказской этнографии, скудной фактами, но обширной по объему, убыхи играют весьма странную роль». Далее он пишет: «То называются они племенем, совершенно отличающимся от адыгов и абхазцев, то причисляются к адыгам, то к абхазцам...» В статье Услара содержится уже 90 слов, из которых 30 были ранее приведены в «Дневнике...» Белла.

    Современные исследователи имеют весьма противоречивые представления об этом языке. В 20-30-х гг. XX в. зарубежные лингвисты всерьез заинтересовались убыхским языком. Адольф Дирр, немецкий языковед и этнограф, занимавшийся главным образом изучением кавказских языков, в 1913 г. по поручению Российской академии наук совершил поездку в Турцию для изучения вымирающего языка убыхов. В течение месяца своего пребывания в убыхской деревне Кыркбунар, пользуясь помощью совершенно неподготовленного информатора, Дирр составил словарь убыхского языка. В предисловии автор рассматривает ряд важных вопросов, касающихся народности пахов (убыхов) и его исторического прошлого. В убыхах А. Дирр усматривает потомков древних хеттов, а пекхийский язык считает генетически связанным с так называемым хеттским или протохеттским. К его сожалению, он вынужден был вслед за своими предшественниками констатировать, что убыхский язык вымирает. Сознавая, что его исследование не исчерпывающее, он призывал продолжить исследование убыхского языка, являвшего собой смесь адыгского и абхазского языков.

    Современные исследования в области лингвистики, антропологии и этнологии позволяют утверждать, что убыхи по своему языку и историческим корням были близкородственны абазинам, абхазам и адыгам. Убыхский язык относится к северокавказским языкам. Он находится на границе абхазского и адыгского языков. Несмотря на некоторые различия в языке, убыхи по своим обычаям, традициям, хозяйственному укладу, культуре и быту практически составляли единое целое с адыгами, абхазами и шапсугами. Являясь промежуточным звеном между адыгами и абхазами, убыхи представляли собой отдельный самобытный этнический пласт, своими корнями уходящий в глубокую древность.

    "Убыхи - ушедшие во имя свободы"
    М. Г. Хафизоваскачать dle 12.1
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.