• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Регистрация    Войти
    Авторизация

    ТОПОНИМЫ КАВКАЗСКОГО ЧЕРНОМОРЬЯ

    Категория: Адыги.RU / Этнография
    ТОПОНИМЫ КАВКАЗСКОГО ЧЕРНОМОРЬЯ
    В топонимическом отношении Черноморское побережье Кавказа представляет нам необыкновенно сложную и пёструю картину, где местные названия образовывались, изменялись, наслаивались в течение многих столетий под воздействием различных языков. Местные топонимы содержат корни слов адыгейского, убыхского, абазинского и абхазского языков, иногда в тесных разноязычных сочетаниях и зачастую сильно изменённые в русской транскрипции. Разбор таких топонимов в большинстве случаев очень затруднителен и невозможен без элементарных знаний фонетических особенностей и словарного запаса этих языков.
    Трудность достоверной расшифровки многих топонимов Черноморского побережья Кавказа усугубляется тем, что они могли происходить от племенных языков и диалектов, изобиловавших на побережье до XIX века и затем исчезнувших при формировании народностей и массовой эмиграции по окончанию Кавказской войны.
    Совместное проживание адыгейцев, абазин и убыхов в юго-восточной части побережья в течении многих столетий несомненно сблизило их языки, что сказалось во взаимном обогащении словарного запаса. Поэтому скорее всего на территории Большого Сочи, кроме адыгейских, убыхских и абазинских топонимов мы часто имеем дело и со смешанными названиями.
    Каждое географическое название (топоним) имеет свою историю, изучением которой и, в конечном итоге, расшифровкой (переводом) занимается наука топонимика (по-греч. топос — «место», онома — «имя»). Географическое название всегда обусловлено исторически и отражает то или иное историческое событие, нарицательные и собственные имена, наименования проживавших здесь в прошлом племён или их подразделений (обществ, родов, семей). Большую ценность представляют свидетельства топонимики для определения расселения и миграции племён и народов. Топонимика является труднейшим разделом исторической географии. Лишь немногие топонимы (в основном позднего происхождения) могут быть раскрыты одной-двумя фразами. Большинство же из них требуют кропотливых исследований и понимание их невозможно без больших и сложных объяснений.
    Абазинка — село на левобережье долины р. Мацесты, в 8 км от её устья. Топоним запечатлел пребывание здесь до 1864 г. одного из абазинских обществ садзов-джигетов. Ф. Ф. Торнау, побывавший в этих местах в 1835 г., описывает селение абазинского общества Чуа, в котором насчитывалось до 150 семейств, проживающих растянуто, на расстоянии трёх вёрст и признающих над собой власть князя Безишь Ачу (Дзидзария Г.А., Ф. Ф. Торнау и его кавказские материалы XIX века. М., 1976. с. 105). Этноним абазины закрепился в некоторых названиях улиц Сочи. Так, на карте Г. Г. Москвича (1912 г.), совр. ул. Кубанская названа Абазинской. Синоним этого этнонима — джигеты сохранился (хотя и искажённо) в названии ул. Джигитской (в районе «Светланы»), которую следует правильно назвать Джигетской. Улица Несебрская (напротив морпорта) в конце XIX в. носила название Абазинский бульвар. (Часть набережной р. Сочи носила название Абазинского бульвара в честь первоустроителя курорта Сочи Николая Саввича Абаза, — прим. редактора)
    Абаха — абазинский аул в окрестностях Адлера (Дзидзария Г.А., Ф. Ф. Торнау и его кавказские материалы XIX века. М., 1976, с. 106), 1835.
    Абба -левый приток р. Кичмай, впадающий в неё в 6 км от устья. Урочище Абба — в прошлом священная роща убыхов и шапсугов. В убыхско-немецком словаре А.Дирра (Дирр А. Язык убыхов. Лейпциг, 1928 (на немецком языке). С. 116) имеется слово уаббе в значении «аллах», «бог». В доисламские времена Аббе у убыхов и шапсугов был одним из местных божеств. Академик Н.Марр связывал убыхского Аббе (Уоббе, Вобье) с названием сванского божества Воб, мегрельским названием пятницы Воби-шхъа и абхазским богом грозы Афы (Марр Н.Я. «О религиозных верованиях абхазов. «Христианский восток», т. IV, вып. I. Петроград, 1915, с. 109.)
    Абгара — левый, наиболее крупный приток р. Кепши. Буквальный перевод с абх. — «обрывистое место».
    Абиссиния — урочище на правом приводораздельном склоне долины р. Псезуапсе (абс. отм. 350–400 м) в 4 км от берега моря. Возможна этимология от этнонима абазины. Ср. «Абасинская» (абазинская) дорога из долины р. Шахе через перевал в долину р. Белой. Интересно сопоставить с теорией Дм. Гулиа (Дм. Гулиа. История абхазов. Сухуми, 1986), утверждающего, что абхазы вышли из Абиссинии. В этой связи обращает на себя внимание явная сходимость названия Абиссиния и этнонима абазины.
    Агва — наиболее крупный правый приток р. Сочи, впадающий в неё в 16 км от устья. В. Е. Кварчия (Кварчия В. Е. Ойконимы Абхазии в письменных источниках. Сухуми, 1985) предполагает в основе топонима абхазо-абазинский термин агуа — «срединная часть поселения» или родовое имя Агуа.
    Агура — река, впадающая в Чёрное море в 1,5 км к Ю-В от устья Мацесты. Наиболее крупный левый приток носит название Агурчик. Долина Агуры широко известна Агурскими водопадами, Орлиными скалами на правом отвесном борту Агурского ущелья. В устье Агуры располагается международный молодёжный лагерь «Спутник». Этимологию топонима Агура, по-видимому, следует выводить из древнеабхазского акэа(акуа, аква), в основе которого Г. З. Шакирбай (Шакирбай Г. З. Абхазские топонимы Большого Сочи. Сухуми, 1978.) усматривает значение «тухлый», пахнущий серой (источник) и, как пример, приводит древнее, но сохранившееся название Сухуми-Акэа (Акуа), на месте которого в прошлом имелись сероводородные источники. Характерно, что в процессе исторического развития абхазское слово акуа (аква) и соответственно убыхо-абазинское агуа (агва) приобрело смысл «ущелье», «овраг», а с собирательным суффиксом «ра» акуара (агуара) уже стало означать «река», «ручей», «источник», дословно — «течь», «стекать». Вероятно этот смысл имеет и современный гидроним Агура. Между прочим, в Агурском ущелье, у подножия Орлиных скал, и сейчас имеются сероводородные источники. Другой вариант этимологии названия Агура — от абх. агуара — «забор», «ограда», «загон для скота». Нижняя часть долины р. Агуры действительно имеет характер замкнутого ущелья, выход из которого вглубь гор закрыт каскадом Агурских водопадов. Л. И. Лавров (Этнографический очерк убыхов, с.7) приводит и другое название для этой реки — Хуорта и там же упоминает р. Хуоста (Хоста).
    Адгебзе — населённый пункт на месте Ахинтама — «Карта Черкесского берега» (183).
    Адлер — большой посёлок городского типа, районный центр, на берегу Чёрного моря, в устьевой части долины р. Мзымты. Название «мыс Адлер» встречается в исторических документах уже в начале 30-х годов XIX века. Ф. Ф. Торнау, побывавший здесь в 1835 году, сообщал, что на Адлерской низменности, носившей название Лиешь, проживает общество садзов-джигетов Аредба. Поселения этого общества разделены на следующие аулы: Керека, Абаха, Банрипши, Учуга и Хышхорипш. (Дзидзария Г.А., Ф. Ф. Торнау и его кавказские материалы XIX века. М., 1976., с. 106). Ср., абазинский род Ареда проживал до 1864 г. на левобережье устьевой части долины р. Сочи (см. Ареда).
    Дж. Н. Коков выводил этимологию топонима Адлер из черкесского хеделагуе -«смертоносный путь», связывая с нашествием авар в VI в. или с именем вождя гуннов Атиллы (Коков Дж. Н. К постановке вопроса о черкеской топонимике на Черноморском и Азовском побережьях. УЗКБГУ, вып. VII. Нальчик, 1960, с. 66). Коков предложил также перевод топонима Адлер от турецкого адилар- «островитяне» (Коков Дж. Н Заметки по топонимике. УЗКБНИИ. Том XX, Нальчик, 1964, с. 230).
    Ср., на южном берегу Крыма в море имеется группа скал под названием Адалар с прямым переводом с тюрк. — «острова».
    Таманский полуостров в средневековье носил тюркское название остров Адас с тем же переводом. Здесь же Коков (1964, с. 230–232) приводит предположительный вариант этимологии от австро-немецкого Адлер — «орёл». Ещё ранее Ю. К. Ефремов (Ефремов Ю. К. Тропами горного Черноморья. М., 1963. с. 90) предполагал, что название торгового пункта в устье Мзымты, данное турками — Ардляр или Артляр было изменено кем-то из русских немцев-прибалтийцев, состоявших на службе в русский армии, на знакомое им немецкое Адлер — «орёл». Гавань Артлар упоминается ещё у Евлия Челеби в 1641 г. (Генко А.Н. О языке убыхов. Изв. АН СССР, VII серия. отд. гуманитарных наук.№ 3. Л. 1928, с.16). Гавань Артлар находилась на землях племени Арт. Артляр означает «артская пристань». В переводе с абхазского арт — «по ту сторону», лар — турецкое окончание множественного числа. (П. М. Голубев. Сочи — Красная Поляна. Краснодар, 1974, с. 11).
    Ср., в Греции есть несколько древних топонимов на Арт: епархия Арты, ном (область) Арты. Возможно этнотопоним Арт восходил к античному периоду расселения греков на восточном берегу Чёрного моря. Аналогично греки — ахейцы («морские жители») в тот же период колонизации восточного берега Чёрного моря назвали ряд местных племён ахеянами («приморские жители»).
    В некоторых тюркских языках слово арт используется со значением «горный перевал», «седловина в горах», «горная долина», «горное ущелье». (В. Ф. Барашков. Знакомые с детства названия. М., 1982. С. 102).
    В. М. Валуйский (Валуйский В. М. Некоторые вопросы топономастики, истории и исторической географии Восточного Причерноморья. 1966. Рукопись. Архив Сочинского отдела Русского географического общества. С. 50) вводит в один этногеографический ряд названия Адлер (от Артляр), Ареда (Аредба), Ардона-Вардане и находит аналогии в абхазских названиях.
    Возможен также вариант общей этимологии с топонимом Вардане на готской этнооснове (см. Вардане). Примечательны варианты этого названия Эрделер, (отмечен Пейсонелем ещё в середине XVIII в.) и Ардлер в сообщении С. Броневского (Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе, собранные и пополненные Семёном Броневским. Часть I, М., 1823 г. С. 330), это, по всей вероятности, те забытые переходные формы, которые и дали современное название Адлер (с потерей «р»).
    Дж. С. Белль (Белль Дж. Ст. Дневник его пребывания в Черкессии в течении 1837—1838 гг. и 1839 г. Париж и Пфорзехайм. 1841. Машинописный перевод З. Троицкой. Архив Музея истории города-курорта Сочи. С. 121) упоминает здесь аул Ардуватш. Абхазское наименование Адлера -Алашв. Адыгейское название этой местности Уал, что означает «место, часто подвергающееся наводнению, затоплению».
    Ажек — река, правый приток р. Сочи, в 20 км от её устья. Хребет Ажек — южный отрог г. Сахарной (1550 м). Небольшой посёлок Ажек находится на правом берегу г. Сочи между устьями рек Ажек и Ушха. По-убыхски же (аже) — «снег» (Дирр А. Язык убыхов. Лейпциг, 1928 (на немецком языке). С. 130), к -стянутая форма от куа — «сын»; т. е. «снежный сын» — буквально, а смысловой перевод — «рождённая снегом» — для реки Ажек, истоки которой на южном склоне г. Сахарной, получившей это название за снежную шапку, которую она носит (как и гора Амуко, соседняя с ней вершина (абс. отм. 1920 м) при выпадении осадков в зимний период, в отличие от соседних, более низких вершин, где снег тает очень быстро. Ср., хребет Аже («снежный») на левобережье долины р. Аше, над аулом Красноалександровским. По-убыхски же(аже) означает также «олень» (Дирр А. Язык убыхов. Лейпциг, 1928 (на немецком языке), с. 124). Т. е. возможна и другая расшифровка топонима Ажек — «сын оленя или «оленёнок» буквально, а вероятный смысловой перевод — «место, где водятся олени». Дж. Н. Коков(Коков Дж. Н. Адыгская (черкесская) топонимия. Нальчик, 1974., с.135) Ажеко выводит из кабард. «балка козла».
    Ш. Д. Инал-Ипа (Инал-Ипа Ш. Д. Страницы исторической этнографии абхазов. Сухуми, 1971. С. 286) предполагает, что название Ажек выводится из абхазского Ажаква, что означает «борода». Но Ажек (Ажеко) может быть и именем собственным и названием рода, владевшего этой местностью.
    В. Е. Кварчия даёт этимологию от абх. Ажак — «одинокий ясень» — из ажа -«ясень» и к- «один».
    Ажу — правый приток р. Шахе, впадающий в неё в 5 км ниже Бабук-Аула. Ажу является наиболее крупным правым притоком р. Шахе и имеет истоки на восточном склоне горы Аутль (1856 м), значительную часть года покрытую снежниками. Ажи(жи) по-убыхски означает «старый» (Дирр А. Язык убыхов. Лейпциг, 1928 (на немецком языке), с.8. А предикативная форма этого слова произносится как ажю или ажу — «является старым» или «есть старый». В том же значении у адыгов слово-суффикс ж(жи).
    При разборе материалов Евлия Челеби (1641 г.) А. Н. Генко (с. 239) отмечал, что одно из обозначений убыхского числительного «5» произносится очень близко к ашху и соответственно — ажу. Дело в том, что р. Ажу является пятым (начиная от устья) крупным притоком р. Шахе и эта особенность могла быть запечатлена убыхами в самом названии реки.
    Достоверность происхождения топонимов среднего и верхнего течения долины р. Шахе от убыхского языка гарантируется тем фактом, что при устройстве в апреле 1864 г. Убыхской кордонной линии военные топографы, продвигавшиеся в горную Убыхию через долину Дагомыса в сторону Солох-Аула и далее к Бабук-Аулу с передовой частью Даховского отряда, встречали проживавших ещё здесь убыхов и все местные названия наносили на карты с их слов.
    Возможно, что этот топоним переводится от адыг. ужу — «густой», «непроходимый». Шапсуги называют эту реку Аджыу (Коков, 1974, с. 133).
    Азмыч — первый от верховьев крупный левый приток р. Мзымты. Истоки р. Азмыч — в Ацетукских озёрах Рейнгарда и Морозовой на водоразделе (хр. Ацетука) бассейнов Мзымта и Лашипсе. В. Е. Кварчия переводит азмыч с абхазского как «водоём (бассейн) на реке».
    Аибга — хребет, разделяющий среднюю часть долины р. Мзымта и верховья р. Псоу; максимальная высота — гора Каменный столб (2509). Село Аибга располагается в верховьях Псоу. Аибга — это название одного из горных абазинских обществ, проживавших в середине XIX века в верховьях Псоу и, по свидетельству Ф. Ф. Торнау, насчитывающих до 180 семейств, где главная фамилия Маршании (Дзидзария Г.А., Ф. Ф. Торнау и его кавказские материалы XIX века. М., 1976, с. 105). По-видимому, этот этноним распространился и на название ближайших гор.
    Ш. Д. Инал-Ипа (1971, с. 69) предполагает, что Аибга происходит от имени абхазского рода Айба. В этой связи важно свидетельство Л. Я. Люлье (Люлье Л. Я. Черкессия. Историко-этнографические статьи. Краснодар, 1927 г. С.9), называвшего эту местность Аибу, наряду с сохранившейся до наших дней формой Аибга.
    Возможно, что этот топоним происходит от абхазского абга (абгара) — «обрыв», «обрывистое место».
    Аишха — название 4 хребтов, 3 пиков (названия номерные: Аишха I, Аишха II и т. д.) и перевала в системе ГКХ в верховьях р. Мзымты и её правого притока р. Пслух. Гора Аишха III носит параллельное название Лоюб-Цухе. Ш. Д. Инал-Ипа (1971, с. 290) переводит название Аишха как «гора (рода) Айба». Ср. Аибга.
    Алань — при разборе этнографических подразделений причерноморских племён середины XIX века рядом исследователей было отмечено, что среди убыхов одно из горных обществ носило название Алань. Локализовалось оно предположительно в верховьях р. Шахе. Интересно, что ещё в начале XIX века путешественник и любитель-этнограф Ян Потоцкий в своём «Путешествии в астраханские степи и на Кавказ» (Париж, 1829) отметил, что «убыхи… народ совершенно отличный от черкесов и абазов» и сделал смелое предположение, что это один из «осколков» некогда могущественных алан, предков современных осетин. Л. Я. Люлье, поддерживая эту гипотезу, отмечал, что целый ряд средневековых авторов (Прокопий в 529 г., Барбаро в 1436 г., Ламберти в 1624 г. и Шарден в 1671 г.) упоминали об аланах, занимавших горные территории к северо-западу от Абхазии и в верховьях Кубани. Проживание здесь в средневековье алан подтверждается наличием целого ряда аланских топонимов. Так, в частности вблизи верховьев Шахе известны первично аланские топонимы Оштен и Фишт(ен), а также Сагдан (Белая), Уруштен, в которых компонент тен(дан) в значении «вода» имеет аланское происхождение.
    Судя по сохранившимся описаниям исследователей первой половины XIX в. (Тетбу де Мариньи, Дюбуа де Монпере, Фонвиль, Белль, Торнау и др.), убыхи по своему антропологическому облику были в общем сходны с другими кавказскими горцами, но отличались более высоким ростом, плотным телосложением и выразительными чертами лица.
    Такими же антропологическими особенностями среди северокавказских народов выделяются ещё только осетины — потомки средневековых алан. Их далёкие ираноязычные предки сарматы во 2 веке до н. э. выдвинулись из южноуральских степей и, вытеснив и истребив родственные им скифские племена, распространились на обширных территориях юго-восточной Европы, включая Северный Кавказ. В начале I века до н. э. из среды сарматских племён, обитавших на Дону, выдвинулись аланы. Это название они получили от греков и затем от византийцев. Себя же аланы называли «асса». Есть предположение, что это самоназвание аланов произошло от древнеиранского аси, что означало «конь». У древних иранцев конь считался одним из воплощений солнечного божества.
    В первых веках нашей эры аланы-ассы господствовали в степях Северного Кавказа и Дона. Они отличались большой воинственностью и, подобно своим предшественникам скифам и сарматам, не один раз прорывались через Кавказские теснины, совершая разорительные набеги на Закавказье, в Месопотамию и Малую Азию. Но в IV в. н. э. в южно-русских степях появились гунны, вышедшие из Монголии, которую они покинули под напором Китая. Гунны разгромили аланов и, не останавливаясь, прошли дальше на запад. Едва оправившись от гуннского нашествия, аланы вступили в борьбу с новым племенным объединением — с тюркоязычными хазарами и булгарами, вышедшими на Северный Кавказ вместе с гуннами. Под напором гуннов, хазар и булгар аланы были вынуждены отступить к Кавказским горам и в последующий период с V по IX века основной территорией их обитания были горно-лесные пространства в верховьях Кубани и её наиболее крупных левобережных притоков, т. е. в пределах современной Карачаево-Черкессии и юго-восточной части Краснодарского края. В средние века аланы были постепенно вытеснены из этих мест кабардино-черкесскими и тюркскими племенами, оставив здесь свои следы лишь в виде большого числа аланских топонимов. (См. Оштен, Уруштен, Ассара).
    Остатки алан ушли в горы современной Осетии и далее на юг через Дарьяльский проход в северную Грузию и, смешавшись с местным аборигенным населением, послужили основой при формировании осетинской народности.
    Алек — хребет, отделяющий бассейн Сочи от бассейнов рек Мацеста, Бзугу, Хоста, Кудепста (Псахо) и Кепши; является западным продолжением хребта Ахцу. Ш. Д. Инал-Ипа (1971, с. 290) пишет этот топоним как Алыкв и переводит с абх. — «ил». К. Х. Меретуков (Меретуков К. Х. Адыгейский топонимический словарь. Майкоп, 1981 г. С. 13) называет хребет Алико и переводит с адыг. «хребет сына Али» (Али — собственное имя, ко — «сын»). Л. Я. Люлье (с. 29) писал, что черкесы часто упоминают в своих молитвах-песнопениях имя Алия. Это искажённое, сохранившееся с христианских времён имя Ильи-громовержца. В районе хребта Алек часто бывают грозы. Это первый значительный хребет (до 1000 м) в районе Сочи в береговой полосе, принимающий на себя грозовые тучи с юго-востока. В адыгском эпосе часто упоминается «дом Алиговых», в котором нарты собираются для решения важнейших дел и проведения пиров и состязаний. Это отзвук связей древних адыгов с эллинским миром. По свидетельству Ш. Б. Ногмова (Ногмов Ш. Б. История адыгейского народа. Нальчик. 1958 г. С. 71) адыги называли Элладу Аллиг. «Дома Алиговых» — это, по-видимому, греческие города и поселения на землях адыгов (в основном по берегу Чёрного моря). Возможная этимология топонима Алек(Аллиг) — «место (гора) Алиговых»; «греческая гора». Коков (1974, с. 104) пишет, что этноним эллин (грек) сохранился в антропониме Алегуко, где ко — адыг патрономический элемент — «сын». Алек может быть стянутой формой от Алегуко.
    Альбова пик — одна из вершин на Ацетукском хребте (междуречье Мзымты и
    Ачишхо. Хребет и гора (2391 м) на правобережье среднего течения Мзымты, разделяющий бассейны её наиболее крупных протоков Чвежипсе и Ачипсе.
    Гора Ачишхо в прошлом служила местом для выпаса скота абазин-медовеевцев, и называлась у черкесов Медозюи-Кушх «пастбище медозюев».
    Современный топоним Ачишхо переводится с адыгейского как «козлиная гора»: Ачи — «козёл», шхо — «высота», «вершина».
    Но шхо имеет значение и «огромный», «большой». Учитывая своеобразный вытянутый профиль горы (при обзоре со стороны Мзымты) название Ачишхо может обозначать и «гора, похожая на большого козла».
    Ш. Д. Инал-Ипа считает топоним Ачишхо абхазского происхождения и выводит от ачи — «лошадь» и ашьха «гора».
    С этим названием перекликается название одной из вершин Ачишхо (высотой 2159 м), данное местными поселенцами греками — «Лошадиная Голова». Действительно эта вершина напоминает голову лошади.
    Аибга. Хребет, разделяющий среднюю часть долины Мзымты и верховья Псоу; максимальная высота — гора Каменный столб высотой 2509 м (в данном случае идёт речь о высоте хребта Аибга, в предыдущей статье говорилось о высоте горы Аибга, являющейся частью хребта — прим. сост.) .
    Село Аибга в верховьях Псоу.
    Аибга — это название одного из горных абазинских обществ, проживавших в середине XIX в. в верховьях Псоу и, по свидетельству Ф. Ф. Торнау, насчитывавших до 180 семейств, где главная фамилия Маршании. По-видимому, этот этноним распространился и на название ближайших гор.
    Ш. Д. Инал-Ипа предполагает, что Аибга происходит от имени абхазского рода Айба.
    В этой связи важно свидетельство Люлье, называющего эту местность Аибу, наряду с сохранившейся до наших дней формой Аибга.
    Возможно, что этот топоним происходит от абхазского абга (абгара) — «обрыв», «обрывистое место».
    Амуко. Хребет, разделяющий верховья рек Сочи, Шахе и Бзыч, гора Амуко (1918 м)
    Меретуков приводит другое адыгейское название этой горы — Атеке зеуап — «место, где дерутся петухи» (атоке — «петух», зао — «бой», п (пе) — «место»).
    Возможен формальный перевод названия г. Амуко с адыгейского от меку — «сено» или от мигу — «невысыхающий», но наиболее вероятно, что это имя собственное знаменитого в своё время человека или родовое имя владельцев этой территории.
    Алек. Хребет, отделяющий бассейн Сочи от бассейнов рек Мацеста, Бзугу, Хоста, Кудепста, Псахо и Кепши; является восточным продолжением хребта Ахцу.
    Ш. Д. Инал-Ипа пишет этот топоним как Алыке и переводит с абхазского — «ил».
    Меретуков называет хребет Алико и переводит с адыгейского «(хребет) сына Али» (Али — собственное имя, ко — «сын»).
    Люлье писал, что черкесы часто упоминают в своих молитвах-песнопениях имя Алия. Это искажённое, сохранившееся с христианских времён имя Ильи-громовержца. В районе хребта Алек часто бывают грозы. Это первый значительный хребет (до 1000 м) в районе Сочи в береговой полосе, принимающий на себя грозовые тучи с юго-востока.
    Ареда. Старочеркесское название Завокзального микрорайона в центре г. Сочи. Это название связывается с наименованием абазинского рода Арыд или Аред, населявшего территорию в низовьях р. Мзымты и, в свою очередь, послужившее основой современного топонима Адлер (через турецкое Ардляр). Часть этого рода проживала на левом приустьевом склоне долины р. Сочи. Здесь же находилась резиденция абазинских князей Аубла (Облагу).
    Бытха. Гора (300 м) и микрорайон в г. Сочи между устьями рек Бзугу и Мацеста.
    Меретуков пишет этот топоним как Быттхы и выводит из адыгейского быты — «кривой» и тхое — «хребет». «Горбатый или же кривой хребет». В народе бытует название «кривая гора», и произносится это название как Бытха или Битха. Местность эта находится с срединной части приморской Убыхии и вполне логичным будет выводить этимологию этого топонима на основе убыхского языка. В убыхско-немецком словаре А. Дирра слово тха (у Белля тхи) означает «спина», «хребет», но лишь в анатомическом понимании. Бий или би по-убыхски означает «овца». В таком случае топоним Бытха (или Битха) переводится как «спина овцы». Смыслу такого перевода соответствует и профиль горы при взгляде на неё со стороны моря.
    Кудепста. Река, впадающая в Чёрное море в междуречье Хоста-Мзымта. Посёлок в устье реки, в прошлом носил название Нижняя Николаевка.
    Ф. Ф. Торнау (1835 год) пишет, что на реке Худапс находится селение Чужи, около 100 семейств, жилища их разбросаны по высотам; здесь произрастает виноград, развито хлебопашество. Общество Чужи признаёт над собой власть князя Джимир-Ипа Ислам Бага.
    Ш. Д. Инал-Ипа приводит абхазский фонетический вариант Кудепста «ущелье Куды».
    Люлье упоминает шапсугский род Кудь.
    К низовьям р. Кудепсты А. Нордман (1837) приурачивает селение Иасхрипш или Эсхорипш, где господствующей фамилией, как и в устье Мзымты, была Аредба.
    Определённый смысл имеет этимология названия Худапс: (на основе абхазского ху (хы) — «голова»; да — частица отрицания, пс — «река» (адыг.). Буквальный перевод «река без головы» или «река без верховий», или «подземная река». Река Кудепста — Псахо в верховьях действительно уходит в подземные карстовые каналы.
    Псеашхо. Горный массив на Главном Кавказском хребте в верховьях р. Пслух (правый приток Мзымты). Горы Псеашхо Северный (3257 м) и Южный (3251 м); ледник Псеашхо; перевал Псеашхо (2014 м); хребты Левый и Правый Псеашхо.
    Часто этот топоним пишется как Псеашка. Переводится с адыгейского как «гора, обильная водой»: псе — «вода», а — указатель места, шхо — «большой, огромный». Буквальный перевод Псеашхо — «многоводная гора».
    В то же время по-адыгейски псеа — «пихта» (по-абхазски — апса). Второй возможный перевод — «пихтовая гора».
    М. Тешев приводит оригинальную адыгейскую форму этого топонима — Псышха и переводит от псы — «вода», «река» и шха — «голова», т. е. «вершина верховой реки (рек)».

    Материал составлен по рукописи В.Ворошилова «Топонимы Кавказского Черноморья». Сочи. 1983скачать dle 12.1
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.