• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Регистрация    Войти
    Авторизация

    Население верхней части Убыхии

    Категория: Адыги.RU / Этнография
    Население верхней части Убыхии было известно под названием собственно убыхов. Этот район был самым консервативным в быту и своем общественном устройстве, но, к сожалению, остался наименее известным.
    На правом берегу р. Сочи около р. Агуа и соседних безыменных рек было расположено большое селение Мутыхуаса. В нем проживал организатор разгрома царских укреплений в 1840 г. Хаджи-Догомуко Берзек. Селение, по словам автора «Краткого описания», принадлежало раньше сочинцам (у автора — джигетам, но нужно помнить, что он «асадзуа или сочи» называет и джигетами) и было у них завоевано убыхами в самом начале XIX в. [85, № 1]. Вокруг Мутыхуаса были также фруктовые и ореховые сады [115, № 11, с. 175; 30, с. 36]. Селение Дишан располагалось около устья р. Бзыч «против Субаша». Там проживала привилегированная фамилия Дишан (Дечен) [ 85, № 1]. В верховьях р. Шахе, на правом ее берегу, среди крутых лесистых гор лежало разбросанное селение, называвшееся по имени проживавшего там Хаджи-Бабуко Берзек [109, № 101, 57, карта; 69, 1864 г.,№ 37; 117, с. 59-60]. Кроме того, остались известными: большое селение Уцуа [85, № 50] или Уцкуа [85, № 1], где- то за верховьями р. Хобзы, селение Эбжноу в верховьях р. Буу [85, № 50], большое селение на Убыхпыхоа (Убыхской поляне) [115, № 11, с. 170, 172], а также на правом берегу Сочи между реками Уашха и Ажек [115, № 11, с. 175, 30, с. 36], вблизи р. Бзыч по левому берегу р. Сочи, обсаженное рядами ольховых деревьев (орешники и фруктовые деревья здесь встречались реже, чем на побережье [115, № 12, с. 345]. Где-то существовало селение Питлу [85, № 50], а также селение Ципт [85, № 1]. Причем два последние, кажется, были одним селением, лишь по-разному названным нашим источником (такой вывод вытекает из чтения текста). Пути сообщения в Верхней Убыхии были трудные. Наиболее важными из них являлись те, которые связывали отдельные ущелья с побережьем, а также перевальные дороги на северный склон Главного хребта. Важное значение имела конная дорога, соединявшая средние течения рек Сочи и Шахе; она шла от Дишана через многие населенные пункты к Мутыхуаса [85, № 1]. Эта дорога смыкалась у Мутыхуаса с другой, идущей правым берегом р. Сочи к Убых-пыхоа далее на Кбааду, через хребет Ахцу, к асадзуаским поселениям Кваха. Эта вьючная дорога проходила среди густых фруктовых насаждений и зеленых полян; она, по мнению И.О. Орехова, являлась одним из главнейших путей сообщения этого края [115, № 11, с. 165-166, 170]. Несмотря на свою трудность, большую роль играл путь в землю абдзахов, по которому происходили политичес¬кие и экономические сношения с захребетными черкесами. Эта дорога проходила от Дишана к селению Бабука вверх по ущелью Гогишкуа и через перевал Шитлиб. Подъем на перевал очень тяжелый [85, № 1; 112, № 40; 109, № 101; 46, с. 407]. Кроме этого прохода на северную сторону Главного хребта, восточнее его, существует Белореченский перевал, который, по словам Новицкого, «известный происходившими в оном частыми разбоями» [112, № 40].
    Вообще же о путях сообщения нужно заметить, что ими Убыхия была очень бедна. Дороги в подавляющем большинстве являлись вьючными тропинками. Убыхи почти не пользовались арбой, ее заменяли вьючные животные [120]. Обвалы портили дороги, частые ливни останавливали путников на время, пока вода в реках не примет нормального уровня . Бездорожье затрудняло развитие межобщинных связей. Через речки устраивались деревянные мосты. Часто они заменялись поваленным через реку деревом [13, s. 663]. Первый же подъем воды обычно сносил такой до предела упрощенный мост, и на его место бросалось новое дерево. Но на главных коммуникациях убыхи, не удовлетворяясь простейшими сооруженями, воздвигали настоящие мосты. Вот как описывает один автор мосты на реках Ажек и Агуа: «Мост состоял из цельных древесных стволов, положенных с каждого берега оврага, врытых концами в землю и заклиненных. Деревья сходились над серединой речки и подхватывались снизу подушками, в концы которых врублены были вертикальные стойки. На стойки насажены были длинные тонкие жерди, сделанные из крепкого и гибкого дерева, также утвержденные концами в берегах. Поверх бревен уцелело несколько досок составлявших, вероятно, часть мостовой настилки. Пила здешним горцам, по-видимому, не была известна, и они приготовляли доски, колотые из каштанового или другого хорошо раскалывающегося дерева; по крайней мере нигде в аулах южного склона мне не попадался пиленый лес. Мостик этот очень эластичен; на скрепления его не пошло ни кусочка железа, и вся работа, как видно, была произведена топором» [115, № 11, с. 175-176]. Очевидно, существовали и висячие мостики, зарегистрированные Ф.Ф. Торнау у соседних мдажвюе. Такие мостики делались из досок (очевидно, также колотых) и виноградной лозы, связанных веревками. Несмотря на их кажущуюся воздушность, ими пользовались не только пешеходы, но и верховые [143, ч. II, с. 43].скачать dle 11.3
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.