• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Регистрация    Войти
    Авторизация

    КАБАРДИНЦЫ

    Категория: Адыги.RU / История
    КАБАРДИНЦЫРанее уже приводились исторические сведения о черкесах в целом; несмотря на это, мы сочли целесообразным добавить некоторые сведения только о кабардинцах, имея в виду, что здесь имеются весьма любопытные детали и что история этого черкесского племени, можно сказать, отличается от истории остальных черкесских племен.
    Из всех горских племен кабардинцы завоевали наиболее громкую известность, благодаря своему рыцарскому и воинственному духу, храбрости, проявленной ими в борьбе против крымских татар и в других исторических ситуациях, а также в силу того главенствующего положения, которое они занимали по отношению к своим соседям. В русской истории они известны под именем «пятигорские черкесы», которое происходит от названия горы Бештау (по-русски — Пятигорье), в окрестностях которой они проживают. Существует множество преданий о происхождении кабардинцев, и мы приведем здесь некоторые из них, воздерживаясь, однако, от каких бы то ни было заключений.
    По черкесским преданиям, одно из их племен покинуло Кабарду в VI веке по мусульманскому летосчислению, оставило свои родные поселения на берегах Кубани и продвинулось на север до Дона; однако вскоре оно покинуло и эти места, отправилось далее и обосновалось на южном побережье Крыма и на равнине между реками Кач и Белбик; верхняя часть этой долины сохранила название «Кабарда», а от татар получила название «Черкес-туе», то есть Черкесская долина. В этих краях сохранились развалины замка, называемые Черкес-Кермен.
    В 883 году, по упоминанию Константина Багрянородного, во время внутренних волнений среди хазар, три их племени под именем «кавары», или [195] «кабары», побежденных своими соплеменниками, укрылись у маджар, или угров, и создали под именем «кавары» восьмое угрское племя, принеся с собой хазарский язык, сами они восприняли ургский язык. Эти кавары. благодаря своей необычайной храбрости, получили привилегию первыми напасть на врага в любом сражении. Территория, на которой в то время обитали угры, находилась в междуречье Буга и Дуная и называлась «Альтекуза»; что касается территории хазар, то она простиралась не только по Северному Кавказу, но и захватывала часть горных районов и достигала западного побережья Каспийского моря.
    Это упоминание о кабарах наряду с черкесскими преданиями, утверждающими, что они якобы некогда проживали на Крымском полуострове, дало основание для предположения о том, что эти предания говорят о кабардинцах, которые в этом случае должны быть племенем хазарского происхождения, тем более что слово «козак», присущее черкесскому словарю, очень часто употреблялось вместо «хазар» или «хозар». Указание на их пребывание в свое время в Крыму имеется как в народных преданиях, так и в географических названиях, которые сохраняются до настоящего времени в Крыму, о чем мы уже говорили выше.
    На карте Средиземного и Черного морей, подготовленной в 1497 году Фредутио д'Анконе и хранящейся в библиотеке Волъфенбуттеля, можно прочесть название «Кабарди», написанное красными буквами несколько к востоку от Таганрога, что указывает на местоположение страны каваров, о которой говорит Константин Багрянородный, и в то же время племени кабардинцев, которые в VII веке по мусульманскому летосчислению снова покинули Крым и обосновались на острове, образованном двумя рукавами Кубани при ее впадении в море. Татары называют это место «Кызыл-таш». Но кабардинцы надолго гам не задержались, а, став могущественным племенем, направились под предводительством своего князя Иналя далее на восток — в земли за Кубанью вплоть до нынешней Кабарды, где они подчинили себе все [196] прочие черкесские племена. Это тот самый Иналь, которого считают первооснователем рода всех кабардинских князей.
    Осетины говорят, что до появления кабардинских князей в Крыму черкесы сами себя называли «казахами», и это название закрепилось за ними в осетинском языке; действительно, осетины называют до сих пор кабардинских князей «кашак-мепхе», что означает «царь кашаков». Сведения Константина Багрянородного совпадают также и с этими преданиями, так как он называет страну черкесов на берегу Черного моря Зихией, а страну, выше расположенную, по берегам Кубани, и граничащую с землями аланов (осетин), Казахией. Это очень точно, так как, по сведениям грузинских географов, осетины оставались на территории нынешних Большой и Малой Кабарды вплоть до вторжения Бату-хана, когда они вынуждены были уйти в горы.
    В архивах Коллегии по иностранным делам хранятся документы, которые показывают, что:
    1) в древние времена кабардинцы занимали часть Украины и Малороссии, а затем обосновались в верховьях реки Кумы, в окрестностях Бештау, откуда они получили название «пятигорских черкесов»;
    2) этот край принадлежал России и что пятигорские черкесы исповедовали христианскую религию (по греческому обряду).
    В 1282 году татарский хан Баскак привел черкесов из района Бештау, или Пятигорска, к Курску и, построив пригород, поселил их там, назвав «казаками». Грабежи и притеснения, творимые черкесами, послужили поводом для многочисленных жалоб населения, что вынудило в конце концов курского князя Олега разрушить их поселение с разрешения хана. По этому поводу было много убитых, а оставшиеся в живых черкесы разбежались. Эти последние вместе с русскими беглыми крестьянами творили повсюду беспорядки, скрываясь в лесах от преследователей. Только с большим трудом удалось их прогнать, а частично умиротворить. Значительная часть их обосновалась в нижнем течении Днепра, ниже порогов, [197] где они построили городок Черкасск, получивший такое название, вероятнее всего, потому, что большую часть этих людей составляли выходцы из черкесских племен; они обосновали там разбойничью республику, ставшую знаменитой под названием «Запорожские казаки».
    По народным преданиям самих кабардинцев, в древние времена Кабарда зависела от князя по имени Иналь, который выдавал себя за потомка Кеса -выходца из Аравии, правившего черкесами. Как известно, в середине VIII века по мусульманскому летосчислению Мослем - брат халифа Этциде III -изгнал хазар из Мидии и Армении, победив их в собственной стране, и утвердил господство арабов в горах Кавказа; таким образом, эти предания не лишены основания.
    Иналь разделил Кабарду между пятью сыновьями. С тех пор стали возникать междоусобицы, вследствие которых большая часть наиболее известных князей вынуждена была искать убежища в России. Князья из семейств Сунчалеевых и Келеметевых были в их числе; они покинули Кабарду в конце XVI века и стали известны в России под именем князей Черкасских. Те, кто остался в Кабарде, разделились на три группы: земли тех, кто остался, как и в старину на Баксане, стали называться Большой Кабардой; переселившиеся в район Татартула стали называть свой край Малой Кабардой, и, наконец, та часть, что перешла Кубань, стала называться «бесленеевцами» — по имени одного из сыновей Иналя. Большая и Малая Кабарда отошли к России, а бесленеевцы — крымским татарам.
    Деление на Большую и Малую Кабарду объясняется еще и так, что эти названия идут от двух братьев Кабарти-Бек, которые поделили между собой эту землю...
    Примечание. Вот сведения, которые Клапрот получил из уст старейшин этого народа об их происхождении, или, лучше сказать, о генеалогии их князей. Их прародителя звали Араб-хан, это был арабский князь, который в давние времена пришел с небольшим числом своих приверженцев в Шанджир [198] (Шаншир) — город, который теперь разрушен. Он был расположен недалеко от Анапы, в землях натухайцев, и все черкесы, и князья темиргоевцев считают, что они родом именно оттуда. Действительно, там до сих пор можно увидеть стены и рвы, диаметром примерно три версты - это остатки этого древнего города; они простираются на восток до Псифа, а на запад — до Нефила. На севере, со стороны кубанских топей, можно видеть массу укреплений, которые можно принять за военные сооружения. Наследником Араб-хана был его сын Курпатайя, который имел сына Иналя, прозванного «Неф», т. е. косоглазый, которого князья Большой и Малой Кабарды считают своим родоначальником. Он оставил пятерых сыновей: Тау-Султана, Ахлава, Мудара, Беслена и Комукхву, которые после его смерти разошлись и поделили народ между собой. Старший сын, Тау-Султан («господин горы»), получил самую большую долю, именно от него происходит род князей этого имени, этот род до сих пор владеет западной частью Малой Кабарды. Ахлав и Мудар всегда жили в полном согласии, они являются основателями двух семейств, владеющих восточной частью Кабарды. Беслен и Комукхва отделились от братьев, по остались в союзе друг с другом - именно от них происходит род князей собственно Кабарды, которые называются также бесланехи. Вот все, что точно известно о генеалогии этих князей, которая не углубляется дальше XVI века. (См.: Клап-рот Г.-Ю. Путешествие в горы Кавказа. Т. 1. С. 343.)
    Граф Ян Потоцкий дает генеалогию князей Кабарды, начиная с Ноя. (См.: Древняя история народов, населявших Кавказ. Т. 1. С. 156-161.)
    Паллас также дает генеалогическую таблицу князей Кабарды, в которой, к сожалению, нет датировки. (См.: Паллас П.-С. Путешествие в южные губернии России. Т. 1.С. 428.)
    Что касается современной истории кабардинцев, мы об этом уже говорили выше.

    Границы
    Кабарда расположена к югу от Георгиевска и Моздока, параллельно, так сказать, этим городам. Ее ширина — от 30 до 80 верст вплоть до Черных гор Кавказа, а протяженность — 200 верст от правого берега Подкумкадо левого берега Сунжи, напротив Наура. Ее границами на севере являются Георгиевский и Моздокский уезды, на востоке она граничит с кистинами, от которых ее отделяют реки Сунжа и [199] Кумбалеевка; на юге она граничит с землями осетин, балкарцев и чегемов, а на западе — с Малой Абазой.
    Территория, которую кабардинцы занимали ранее, простиралась до устья реки Сунжи, вдоль обоих берегов Терека и Малки, включая сюда значительную часть нынешних Александровского и Георгиевского уездов, до реки Уруп; в XVII веке они уступили абазинцам, которые ушли тогда из Большой Абхазии, чтобы обосноваться на северных склонах Кавказа, часть своей территории между правым берегом Урупа и левым берегом Подкумка. Впоследствии, в результате территориальных захватов чеченцев на востоке и русских на севере, их территория сократилась до нынешних размеров...

    В Кабарде очень развита всякого рода производительная деятельность. Там выращивают пшеницу, ячмень, овес, просо (их главное зерно) и самые разнообразные огородные культуры; леса изобилуют фруктовыми деревьями и строевым лесом; в лесах имеется в большом количестве птица, по долинам бродят стада антилоп (джейранов), там также очень много фазанов. На берегах Терека процветает виноградарство, также выращивают арбузы, произрастающие там в огромном количестве, равно как и тыквы, огурцы и дыни.
    Примечание. Татары называют дыни «кавун», их несколько сортов — один лучше другого: самыми лучшими считаются большие длинные дыни с зеленоватой мякотью; самые лучшие арбузы, называемые по-татарски «карбуз», имеют темно-красную мякоть и маленькие семечки, как у груши. Уже давно из арбузов стали делать водку, которая весьма неплоха. Несмотря на красоту фруктов, которые видишь на Кавказской линии, иностранцам не надо их пробовать, так как можно заболеть лихорадкой. Считается, что на севере Кавказа очень вредны для здоровья арбузы, а на юге - дыни. Одно из лучших огородных растений - это баклажан, называемый у азиатов «бадлежан», его выращивают в огородах и жарят с мясом или готовят отдельно на масле с небольшим количеством перца. Арбузы растут на Кавказской линии в таком большом количестве, что казаки кормят ими свиней. [200]
    В Кабарде самые лучшие пастбища на Кавказе. В реках и речушках водятся карпы, щуки, форель, но рыба Каспийского моря поднимается по Тереку лишь до Наура или Моздока. Этому району не хватает лишь многочисленного населения, чтобы он превратился в одну из прекраснейших провинций России.
    Реки
    Реки и ручьи, которые орошают равнины Кабарды, весьма многочисленны; мы собираемся дать им описание, начиная с запада на восток. Вот их перечень: Подкумок, Стока, Залука, Малка, Кура, Киш-Малка, Баксан, Чегем, Черек, Нальчик, Урух, Псыдаха, Шуголъя, Дурдур, Псыхуж, или Белая, Ардон, Фиак-дон, Гезельдон, Архон, Мостчайя и Курп.
    Большая Кабарда
    Границами Большой Кабарды с трех сторон являются верхнее течение реки Подкумок, реки Малка и Терек; на юге она граничит с землями осетин, балкарцев и чегемцев. Реки, которые орошают Большую Кабарду, следующие: Малка, Баксан, Чегем, Нальчик, Терек, Урух, Ардон и др. Северная часть Большой Кабарды гористая, с многочисленными ущельями и долинами, которые понижаются к северу, куда текут реки; узкие и труднодоступные ущелья, размытые в горах Баксаном, Чегемом, Тереком и другими реками, служат для жителей местом убежища в случае опасности. Земля в долинах и на равнине — плодородный чернозем, вполне пригодный для земледелия, и с хорошими пастбищами.
    Кабардинцы привыкли переносить свои поселения — аулы — с места на место, по мере того как территория аула загрязняется навозом и другими отбросами. Примитивность их хижин, сделанных только из плетеных сучьев, облегчает переезды. Эта привычка, столь полезная для здоровья жителей, в то же время затрудняет точное описание их поселений. [201]
    1. Вдоль Малки расположены следующие посты и аулы: пост Каменной, аул Темир-Бугат, аул Али-кона, Буба-буква, аул Траму, или Трамкт.
    2. Вдоль Баксана: аулы Алицах-Мисостова, Ислана Абажукина, Кубатова, Хутатова и пост Баксан.
    3. Пост Чегем на потоке того же названия.
    4. Редут Нальчик на реке того же названия.
    5. Пост Урванский на речке Урвань.
    6. Пост Черек на речке того же названия. Помимо упомянутых здесь аулов имеется еще аул
    Атажукин в верховьях Баксана.
    Аулы Мисостовых находятся в среднем течении реки Баксан; главная резиденция этого семейства — в окрестностях местечка Кип-бурун.
    Аулы Джембулатов расположены в низовьях Баксана, особенно на речке Баксаниш. Главное поселение этого семейства расположено на потоке Чегем, близ горы Кашкатау.
    Аулы Татархановых разбросаны вдоль потоков Мишгик, Черек и Нальчик.
    Аулы Куденетов находятся на потоке Шалуко.
    По всей Кабарде до сих пор сохраняются многочисленные посты и редуты. Их главное назначение - обеспечение коммуникаций и наблюдение за горцами. Основными из них являются: Урухский, Ардонский, Архонский на речках с тем же названием, посты Пришип, Минарет, Кисловодск и Константиногорек.
    Малая Кабарда
    Границей Малой Кабарды на западе служит Терек (некоторые называют его еще Ардуган); на севере она граничит с Моздокским уездом, граница там также проходит по Тереку. Северный берег Сунжи отделяет ее от чеченцев и левый западный берег той же речки - от земель ингушей; эта река образует восточную границу Малой Кабарды; на юге она граничит с территориями осетин и ингушей. Ее ширина и протяженность почти одинаковы: от Моздока до предместий Владикавказа около 80 верст; от [202] правого берега Терека до горячих источников Святой Екатерины («Екатерининские теплицы») также около 80 верст.
    Реки Терек и Сунжа образуют почти всю границу Малой Кабарды; по ее территории протекают только речка Курп, или Курпи, а также в нижнем течении река Комбулеевка. Эта речка течет в северо-западном направлении и впадает в Терек семью верстами выше Татартупа. Вместо рек в Малой Кабарде имеется большое число ручьев и источников, так что можно сказать, что этот край изобилует лесом и водой. Малую Кабарду пересекает хребет Арак-Алаг-рек, который тянется с запада на восток от Терека до устья Сунжи. Этот хребет большей частью покрыт лесами; его северные склоны покаты, там есть залежи песка, глины и мергеля. Земля в Малой Кабарде очень плодородная и пригодна для развития земледелия и животноводства. Однако этот край, по сравнению с его размерами, очень слабо заселен, так как горцы используют все эти плодородные земли только под пастбища, тогда как они могли бы прокормить куда большее население, если бы оно занималось земледелием. Европеец, путешествующий в этих краях и судящий по своим меркам, нашел бы эти степи пустынными, в то время как горцам зачастую не хватает здесь земель под пастбища для их скота. Вражда, которая сохранилась с древнейших пор до настоящего времени между князьями Большой и Малой Кабарды, привела к опустошению Малой Кабарды, и она уже давно подчинилась России. Князь Малой Кабарды Коргока Канчокин перешел с 1759 года на русскую территорию по левому берегу Терека, спасаясь от репрессий князей Большой Кабарды. Он принял христианскую религию и стал основателем города Моздока, расположившись там со своей семьей и подданными.
    В Малой Кабарде господствуют два княжеских семейства, ведущих свой род от Иналя — основателя родословной кабардинских князей. Это семейство Тау-Султана и Галеслана, или Гелеслана. Все [203] жители края, от крестьянина до узденя, подчиняются либо тому, либо другому семейству.
    Аулы Тау-Султана расположены вдоль правого берега Терека, вниз по его течению, начиная от Татартупа, и насчитывают в общей сложности до 1000 дворов. Главная деревня семейства Гелеслана называется Малая Кабарда, или Ахловы Кабаки, и расположена в 25 верстах к югу от Моздока. Двумя верстами дальше на ручье Псидахе есть еще три аула, принадлежащих семье Кайтукина — тоже из рода Гелеслана. Раньше Малая Кабарда могла выставить 3000 вооруженных всадников, но теперь ее силы значительно меньше, да и численность населения сократилась. Жители Малой Кабарды живут в дружбе с ингушами, но враждуют с чеченцами; у них частенько бывают столкновения с осетинами по поводу пастбищ. Нужно также сказать, что они более преданы русским, чем другие их соотечественники в Большой Кабарде.
    Хотя мы уже говорили об образе жизни и нравах черкесов вообще, которые вполне одинаковы и у кабардинцев, мы все же вынуждены дополнить изложение некоторыми деталями, особенно по поводу образа правления у кабардинцев.
    Сельское хозяйство
    В Кабарде производится все, что нужно для жизни, кроме соли, которую получают из России. Плодородная земля позволяет выращивать любые сорта зерновых культур, но кабардинцы выращивают только просо, ячмень, полбу и пшеницу. У них нет ни садов, ни огородов из-за того, что они часто меняют места своих поселений. Зимой их провизия состоит из копченой баранины или говядины и рыбы, которую они очень любят. Их напитком является «балбуза», приготовляемая из просяной муки и меда и настаиваемая на травах. Этот напиток становится опьяняющим, если его подержать несколько дней в хорошо закупоренном кувшине; «брага» из просяной или полбяной муки пьянит меньше. Главной [204] отраслью сельского хозяйства являются табуны лошадей и стада овец, крупный рогатый скот имеется здесь в меньшем количестве. Они отдают предпочтение выращиванию буйволов.
    В Кабарде насчитывается до 20 табунов по сотне косяков в каждом. Слово «косяк» означает часть табуна с определенным количеством кобылиц, которых нужно покрыть; в среднем число кобылиц в косяке до 20. Эти табуны в последнее время в значительной мере утратили свою былую репутацию. Лошадей породы «шалох» в табунах Тау-Султана в Малой Кабарде, считающихся лучшими, сейчас осталось немного.
    В начале лета в Большой Кабарде отправляют табуны лошадей и стада овец к истокам Малки и Подкумка, где они содержатся на пастбищах в течение всего летнего сезона. В Малсй Кабарде пастбища находятся вблизи поселений. Когда стада покидают равнину в Большой Кабарде и отправляются на горные пастбища, уздень получает от каждого из своих крепостных по жеребцу из каждого косяка и по барану из каждого стада. В обмен на это он обязуется обеспечить охрану стад и табунов.
    Кабардинцы занимаются также и пчеловодством, и их мед — один из лучших на Кавказе.
    Промыслы
    Кабардинцы выделывают у себя сукно и войлок, мастерят арбы и рамы для седел, которые используют в хозяйстве или обменивают на соль и другие необходимые им товары — полотно, хлопчатобумажные ткани, железо, медные кувшины и т. п.
    Язык
    Кабардинский язык представляет собой один из диалектов черкесского языка, на котором говорят также бесленеевцы и темиргоевцы и который остальные черкесские племена понимают с трудом; говорят, что кабардинский язык — это самый чистый [205] черкесский язык. Помимо этого, у кабардинских князей есть также свой особый язык, на котором они говорят только между собой.
    Религия
    Все кабардинцы — магометане из секты Омаров. Их духовенство пользуется большим уважением и оказывает серьезное влияние на народ. Кадии получают с каждой семьи установленную плату в пшенице, меде и баранах. В Кабарде совершенно нет красивых мечетей, поскольку ислам был привит здесь всего лишь лет 60 тому назад, да к тому же у кабардинцев вообще нет постоянных жилищ.
    Нравы
    Кабардинцы горды и высокомерны, но в то же время вежливы по отношению к чужестранцам и очень гостеприимны. Они строго соблюдают между собой приличия, соответствующие возрасту и положению; их очень сердит, если чужестранцы забывают о необходимости соблюдать эти приличия. Самый старший по возрасту или самый высокопоставленный князь — единственный человек, кто имеет право сидеть; остальные могут позволить себе сесть только по его приглашению. Во время обеда ему первому подают кушанья, затем обслуживают кадия, а затем идут прочие князья и уздени в порядке их положения и возраста.
    Князья Большой Кабарды с древнейших времен обладают определенными правами в отношении Малой Кабарды, так что жители этой последней частенько страдали от притеснений князей Большой Кабарды. То же самое имело место и по отношению к другим соседям, таким, как ингуши, осетины, абазинцы, бесленеевцы и т. д., причем некоторые из этих племен платили им ежегодную дань и очень боялись их немилости. Хотя сейчас их могущество совершенно сошло на нет вследствие бесконечных войн, которые они вели либо против своих соседей-горцев, либо [206] против русских; кабардинские князья все еще считают себя, в силу своего происхождения и былых подвигов своих предков, первыми по благородству крови не только среди черкесских племен, но и вообще среди всех горских народов. И им действительно Нельзя отказать в этом превосходстве. За исключением тех качеств, которые у них могут оспаривать другие народы, кабардинцы отличаются благородством характера, учтивостью, а также чистотой своих одежд и жилищ. Все эти качества свидетельствуют о том, что кабардинцы находятся на более высокой ступени цивилизации, чем прочие горские народности.
    Они имеют дружественные связи со всеми закубанскими народами, особенно с бесленеевцами, которых роднит с ними общность происхождения. Балкарцы, чегемы, карачаевцы и абазины признают их превосходство. Осетины — их враги, за исключением дугоров. Они не позволяют им покинуть их горы. То же самое имеет место в отношении ингушей. Здесь, как и при любой вражде, возникающей между горскими народами, господствует право более сильного.
    Общим для всего Кавказа является обычай, когда хозяин дома, если он моложе гостя по возрасту или занимает менее высокое положение, должен сам снять упряжь с лошади гостя и снять с него оружие при посещении гостем его дома; даже, например, абазинские князья должны принять лошадь и оружие не только у кабардинских князей, которые к ним приезжают в гости, но и у кабардинских узденей, имея в виду, что происхождение абазинских князей менее высокое, чем у кабардинских узденей. Этот обычай строго соблюдается.
    Образ правления и порядки
    Кабардинцы делятся на пять классов, или сословий: 1) князья; 2) дворяне, или уздени; 3) духовенство; 4) крестьяне; 5) рабы, или ясыри.
    Шесть княжеских семейств господствует над Большой и Малой Кабардой: Мисоста, Атажуки, [207] Бек-Мурзы, Кайтуки, или Кайтукина, правят Большой Кабардой; семейства Тау-Султана и Гелестана — Малой Кабардой. Два первых семейства — Мисоста и Атажуки — с давних пор управляют кабардинцами с Баксана; семейство Джембулета — кабардинцами с Кашкатау. Это последнее семейство позже подразделилось на две ветви — Бек-Мурзы и Кайтуки. У каждого семейства есть свои собственные земли, сюзерены и крестьяне. Самой могущественной и многочисленной можно считать ветвь Атажуки. Между истоками Подкумка и рекой Чегем расположились территории князей Мисоста и Атажуки; от Чегема и по течению Аргудана земли князей Бек-Мурзы и Кайтуки; от Аргудана до Курпа - земли Тау-Султана, и от Курпа на запад — владения Гелестана. В Кабарде всего насчитывается 50 князей и около 1000 узденей.
    Уздени, или уорки, подразделяются на три категории: первую составляют первородные дворяне Кабарды, которые являются, так сказать, крупными вассалами какого-либо князя; вторую категорию составляют дворяне не менее благородного происхождения, не имеющие, однако, в полном объеме власти и прав дворян первой категории; наконец, дворяне третьей категории в силу своей бедности подчинены другим дворянам, эта категория напоминает по своему положению мелкую шляхту в Польше; называют их «узденями узденей».
    Наиболее известные дворяне Большой Кабарды происходят из родов Гнардуковых и Анзоровых. К первому принадлежат семейства Куденетов и Тамбиевых; ко второму — семейства Баруков, Зареков и Эльмурз. Кабардинские дворяне обладают всеми вассальными правами и платят дань пшеницей и скотом за пожалованную им землю. Большая часть крестьян принадлежит дворянам, тем не менее и эти крестьяне ежегодно платят князю по одному барану с каждой семьи, помимо оброка, которым их облагают дворяне и который составляет десятину от каждого урожая пшеницы. [208]
    Простой люд Кабарды, или крестьяне, называемые по-черкесски «тхокотли», находятся под властью князей и дворян с древних времен по праву захвата. Они — труженики, прикрепленные к земле, но, хотя они подвергаются сильному угнетению, они все же не являются рабами, поскольку ^подавать их, за редким исключением, ни целыми семьями, ни поодиночке — никто не имеет права. Большинство их, как уже было сказано, принадлежит узденям, остальные находятся в непосредственной собственности князей. Кроме этих крестьян у князей и узденей есть еще отпущенники, колоны и их собственные люди, которые заняты работой на фермах, их называют «бегаули» или «бегаулья». Отпущенники являются фермерами и платят арендную плату, а колоны находятся в услужении у князя или дворянина; и те и другие пользуются определенными правами.
    Ясыри, которых покупают или берут в плен, являются рабами и собственностью князей и дворян.
    Духовенство делится на мулл, которые наряду с богослужением являются также судьями, и на имамов, которые находятся при мечетях, где выполняют функции наших дьяконов. Кроме них имеются еще и кади, избираемые каждый год из мулл на роль верховного судьи во всех делах. Каждое из шести вышеупомянутых княжеских семейств имеет при себе одного такого кади. По законам Корана духовенство освобождено от всяких повинностей и налогов; и ему еще платят подати в виде пшеницы, баранов и т. п.
    Из всего изложенного выше следует, что образ правления у кабардинцев представляет собой своего рода феодальную иерархию, наподобие той, которую осуществляли в свое время тевтонские рыцари в Пруссии, Курляндии и Лифляндии. Князья и уздени стремятся всеми средствами сохранить свое господство над простым народом, который несет свое ярмо далеко не со смирением. Одновременно князья стремятся привязать к себе узденей, которые являются источником их богатства и политической значимости и которые могут покинуть своего князя в случае недовольства им. [209]
    В серьезных случаях, когда созываются собрания, там бывают представлены только три первых сословия; князья, уздени и духовенство. Князья из самого древнего рода и старшие по возрасту занимают там первые места, и им принадлежит первый голос; за ними вслед выступают представители духовенства, толкующие законы; наконец, далее идут уздени из самых древних семейств и самые старшие по возрасту; остальные должны слушать и молчать. Эти собрания называются «шариад». В чрезвычайных случаях на них приглашаются старейшины из народа; но подобные собрания, проходящие обычно в накаленной и шумной обстановке, чаще всего расходятся, не приняв никакого решения.
    Императрица Екатерина II пыталась привить среди них лучший образ правления, чтобы прежде всего устранить «право кулака» — это самое разрушительное следствие феодальной системы. С этой целью она распорядилась учредить в Моздоке в 1793 году судебную палату, состоящую из кабардинских князей, под председательством коменданта этой крепости. Кроме того, в обеих частях Кабарды были учреждены несколько судов; три — для разбирательства дел княжеских семей и три - для узденей и крестьян. По-кабардински они назывались «меге», однако кабардинцы никогда не соглашались подчиняться решению этих судов, поскольку «право кулака» оставалось наиболее близким и понятным им. Только в горниле цивилизации можно будет изменить нравы этого народа, которому вместе с тем нельзя отказать в тысяче самых добрых качеств. Благодаря стараниям русского правительства их нравы начинают смягчаться; дети князей и узденей воспитываются в России, затем поступают на службу, где начинают понимать все прелести и преимущества цивилизации.
    Примечание. Подобное положение вещей существовало до 1808 года. В том году имели место волнения - крестьяне, измученные непереносимым гнетом, взяли в руки оружие и уничтожили или изгнали большую часть своих князей и дворян; феодальная система, господствовавшая до тех пор, уступила место полнейшей анархии. Чума, которая последовала за этими [210] внутренними волнениями, довершила ликвидацию дворянства, бывшего некогда столь блестящим и могущественным; большое число кабардинцев ушло к черкесам, как об этом уже говорилось выше.
    Народонаселение
    Население той и другой Кабарды значительно уменьшилось вследствие беспрерывных внутренних и внешних войн, которые вел этот народ, а также после чумы. По подсчетам, проделанным в 1804 году, в Большой Кабарде проживало 30 тысяч семей, а в Малой Кабарде — 15 тысяч семей. В 1807—1808 годах значительная часть кабардинцев ушла в горы к кубанским черкесам и чеченцам, чтобы продолжать там свою независимую и бродяжническую жизнь. В 1810-1812 годах страшные бедствия принесла чума, в результате чего численность населения Кабарды стала равной не более чем 30 тысячам душ, из коих 24 тысячи проживают в Большой и 6 тысяч — в Малой Кабарде; из этого числа может быть выставлено 3—4 тысячи воинов, главным образом всадников.
    Воины
    Сотня кабардинских дворян составляет в настоящее время эскадрон горной гвардии императора России; личный состав этого эскадрона обновляется каждые три года с целью предоставить возможность большему числу кабардинских дворян увидеть столицу и шанс приобщиться к европейскому образу жизни.
    Примечание. В настоящее время Большая Кабарда, балкарцы и чегемы находятся под началом командующего Кабардинской линией. Малая Кабарда подчинена командующему левым флангом Кавказской линии. Балкарцы и чегемы почти независимы, что касается кабардинцев, то они покорны.
    Прежде чем закончить описание Кабарды, будет не лишено интереса упомянуть о некоторых достопримечательностях, относящихся к средним векам. [211]
    Достопримечательности: Джулад и Татартуп
    Развалины Джулада находятся в западной оконечности горной цепи, которая заканчивается у Терека в трех верстах ниже Белой и приблизительно на полпути между редутами Урухским и Ардонским.
    Джулад — это древний город, который по Дербенд-Наме (Клапрот Г.-Ю. Путешествие на Кавказ. Т. 1. С. 179.) существовал уже во втором веке по мусульманскому летосчислению и находился под властью управителя, подчинявшегося Хакану из Дешт-Кипчака.
    Этот город упоминается также под названием «Джулат» Шереф-ад-дином в его истории Тимура (Персидский манускрипт № 70 из библиотеки короля Франции.). Этот правитель-завоеватель весной 1397 года покинул свой лагерь на Самуре и отправился в поход против кипчакского хана Тохтамыша. Придя в Дербент, уничтожил банду кайтагских татар, направился на Тарки, перейдя через Койсу и Сунжу, где он и стал лагерем, чтобы дождаться подхода оставшейся в арьергарде части своей армии. Тохтамыш в это время находился неподалеку в укрепленном лагере. Тимур хотел на него там и напасть, но Тохтамыш отступил к Куре (речушке, протекающей неподалеку от станицы Старопавловской). Тимур нашел место для переправы через Терек, однако отсутствие продовольствия вынудило его подняться вверх по течению Терека до окрестностей Джулада, где продовольствие имелось в изобилии. Тохтамыш, который внимательно следил за армией Тимура, вынудил его окопаться на высоком берегу Терека, вероятно, в районе городища, о котором уже шла речь выше. В пятницу, 22 числа месяца джумадзельцани 799 года по мусульманскому летосчислению (1397 год н. э.), обе армии сошлись в бою. Потерпев полное поражение, Тохтамыш обратился в бегство.
    Руины Джулада представляют собой минарет и [212] остатки мечети, от которой теперь виден только фундамент: его длина с двух сторон — 50 шагов и ширина — по 25 шагов. С северной стороны еще имеются остатки стены с некогда сводчатой дверью высотой 14 футов и шириной 10 футов. На этой стене к востоку от двери находился минарет высотой 6 саженей (42 фута). Минарет имеет в основании квадратный пьедестал шириной 10 футов и высотой 14 футов, а выше поднимается башня цилиндрической формы диаметром 10 футов. Внутри башня имеет диаметр 6 футов; на ее верх можно подняться по лестнице из 55 ступеней. Нижний вход повернут на юг. Все строение прекрасно выполнено из очень твердых кирпичей, скрепленных прочным раствором.
    Эти развалины стоят в юго-восточном углу квадратной площади с длиной стороны 200 футов. Западная ее сторона обращена к низине, омываемой Терском. Это пространство занято могилами, однако, более современными, чем сама мечеть. Доподлинно неизвестно, когда она была построена; тем не менее черкесы утверждают, что могилы оставлены здесь татарами-ногайцами не очень давно. Одна из их орд, подчиненная князьям Малой Кабарды, обосновалась в этом районе, откуда их потом изгнали калмыки, приблизительно столетие тому назад. Когда Клапрот был в этих местах в 1808 году, он смог лишь обнаружить арабские надписи на двух могилах, но и они были почти полностью стерты. Отчетливо можно было разобрать лишь даты — ИЗО и 1133 годы по мусульманскому летосчислению, что соответствует нашим 1717 и 1721 годам.
    Терек протекает на удалении в две трети версты от вершины, на которой расположен Джулад, но маленькая протока этой реки змеится по долине к северо-востоку от Терека, прежде чем снова слиться с основным течением; ее берега заросли тутовником, черным и белым, высотой в человеческий рост и хорошо ухоженным. Эти деревья, несомненно, были насажены жителями этого города в древности, так как ни черкесы, ни татары, которые проживают в этих краях, не имеют представления о культуре [213] шелковичного червя. Здесь же видны кусты винограда, плоды которого, по утверждению черкесов, более крупные и сладкие, чем те, что растут в диком виде по берегам Терека; вероятно, эти виноградники -также остатки древней культуры. На берегах Кояна - ручья, протекающего на восток от Джулада,- также можно встретить кусты винограда, яблоневые, грушевые и тутовые деревья гораздо лучшего сорта, чем обычно растут в этих краях.
    Вблизи от уже упоминавшегося минарета виден участок большой военной дороги, которая пересекает долины Кабарды; это место обычно называют «пост Минарет». Отсюда открывается самый прекрасный вид на Кавказский хребет, если, конечно, погода не туманная.
    Развалины Татартупа находятся на западном берегу Терека, напротив деревни Йелетуква, в 7 верстах выше устья речки Комбулеевки. Эти руины, название которых означает «Татарская долина», представляют собой три минарета, удаленных друг от друга на несколько сот шагов и полностью похожих на минарет в Джуладе; там также есть две церкви совершенно в русском стиле. На внутренних стенах изображены фигуры святых; эти изображения, вероятно, относятся к XVI веку, т. е. к периоду, когда после блестящих завоеваний царя Ивана Васильевича русские миссионеры обратили черкесов в христианство. Однако черкесы утверждают, что эти церкви были построены «френгами», т. е. европейцами, которые жили в Татарии. Гюльденштедт с большой точностью описал руины Татартупа, которые в его времена были в менее плачевном состоянии, нежели сейчас. Возможно, Татартуп и есть то самое место, которое упоминается в истории Дербента под названием «Шешери-татар» и у которого были свои правители: он являлся частью империи хазар, а потому не лишено правдоподобия, что здесь могли одновременно проживать и магометане, и христиане. С давних пор это место опустело; современные ногайские могилы, одна из которых относится к 1159 году по мусульманскому летосчислению (1746 год н. э.) и была [214] описана Гюльденштедтом, еще не служит доказательством того, что эти края были в то время заселены, потому что в этих местах лет 90 тому назад проходили орды кочевых ногайцев. Эти могилы могли также принадлежать черкесам-магометанам.
    Кабардинцы очень почитают развалины Татартупа, которые являются неприкосновенным местом убежища для всякого, кто совершил убийство. Раньше любые клятвы и обещания давались именно рядом с этими руинами, что придавало им особую крепость. Здесь же происходили большие собрания («шариады»).
    В горах Бештау, вблизи ручья Етока в долине под названием Темир-Кубчек, можно видеть каменную статую высотой 8 и уз фута, которую черкесы называют Дука-Бег. Она изображает мужчину, вооруженного на черкесский манер; на ней видны надписи, сделанные по-гречески и славянскими буквами. Статуя выполнена из темно-серого песчаника. Кабардинцы, живущие по соседству, совершенно не имеют представления о возрасте и истории этого каменного изваяния. Создается впечатление, что это место погребения, которое обязано своим происхождением, скорее, какой-то битве, нежели долговременному пребыванию в этих краях какого-либо племени. Несколько крестообразная форма этой статуи говорит о том, что ее создание — это дело рук христиан, а надпись, скопированная Гюльденштедтом, в еще большей мере говорит в пользу этого предположения. Этот автор таким образом переводит надпись: «До второго пришествия Господа нашего Иисуса Христа здесь упокоился Теодатус — сын Ноа, ...мая...»
    Гюльденштедт, Потоцкий и Клапрот описали и зарисовали эту статую. В этих краях иногда встречаются деформированные изваяния, сходные с Дука-Бегом, которые русские называют «баба»; возможно, они имеют отношения к ламаизму, который татаро-монголы проповедовали здесь до обращения в ислам. Встречаются здесь также и надгробные камни с надписями на греческом языке.

    Адыги.ру (www.adygi.ru)скачать dle 11.3
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.