zara
Опубликовано: 16:51, 04 июль 2011
История

Из истории формирования абазинского народа

Абазины (самоназвание — абаза) — коренные жители Кавказа. До XIV в. они жили на северо-западном побережье Черного моря между реками Туапсе и Бзыбью. В период с XIV по XVII вв. абазины стали переселяться на северный склон Главного Кавказского хребта, заселяя верховья рек Лабы, Урупа, Большого и Малого Зеленчуков, Кубани, Теберды, Кумы, Подкумка, Малки.
Из истории формирования абазинского народа
Из истории формирования абазинского народаАбазины (самоназвание — абаза) — коренные жители Кавказа.

До XIV в. они жили на северо-западном побережье Черного моря между реками Туапсе и Бзыбью. В период с XIV по XVII вв. абазины стали переселяться на северный склон Главного Кавказского хребта, заселяя верховья рек Лабы, Урупа, Большого и Малого Зеленчуков, Кубани, Теберды, Кумы, Подкумка, Малки.

С XVIII в. все группы абазин — тапантовцев и ашхарцев — источники локализуются на землях Северного Кавказа.

В настоящее время абазины компактно проживают на территории Карачаево — Черкесской республики в тринадцати абазинских селениях. Кроме того, они составляют основную часть жителей аулов Псаучье-Дахе, Абазакт, Хумара. Рассеянно абазины проживают в других селениях и городах республики, а также в Адыгее. Численность абазин 33 тыс. человек (1989), в т.ч. в Карачаево-Черкессии — 27,5 тыс. человек. Потомки абазинских махаджиров (переселенцев) живут в Турции, Сирии, Иордании, Ливане, Египте, Болгарии и других странах.

Абазинский язык абазин принадлежит к абхазо-адыгской группе иберийско-кавказских языков; распадается на два диалекта: тапантский и ашкарский. В основу литературного языка положен тапантский диалект. Абазины свободно владеют русским языком, большинство населения хорошо знает кабардино-черкесский язык.

О происхождении абазин

В обширной кавказоведческой литературе имеются разные точки зрения по вопросу происхождения абазин. Большинство специалистов считают, что предками являлись древние абазги, в древности и в эпоху средневековья занимавшие территорию савременнай Абхазии и восточное побережье Черного моря примерно до Туапсе (современный Гудаутский район).

Античные авторы о предках абазин

На рубеже нашей эры на территории Абхазии и северо-восточнее от нее вплоть до Туапсе обитали племенные союзы. От современной Гагры до Сухуми размещались абазги. За ними, в горных районах побережья, жили саниги, а к юго-востоку от абазгов и санигов по р. Коракс (соврем. Кодор) Х — апшилы (апсилы). Древние греческие авторы называли апсилов кораксами, а реку Каракс-Кодор-Апсилис. Абазги обитали на побережье Черного моря к северо-западу от апсилов до р. Бзыбь.

Термин абазг //абасг // абаск// абаза прослеживается в сочинениях античных авторов начиная с II в. н.э. В своем труде: «Объезд Понта Эвксинского» греческий автор первой половины II в. н.э. Флавий Арриана племя абасг локализует между лазами и санигами. Он пишет: «За лазами живут апсилы…, с апсилами граничат абасги… Рядом с абасгами — саниги." В прилагаемой к труду карте Флавий Арриар отмечает также реку Абаска, протекающую именно на той территории, где, по его утверждению, располагалось племя абасгов. На современной географической карте реку Абаска можно отождествить с рекой Псоу или Мзымта.

Абасгов, живущих вблизи лазов (калхов), называет также ученый грамматик и поэт III в. до н.э. Ликофрон.

В IV в. до н.э. абасгов среди многочисленных племен Кавказа (колхов, гениохов и др.) называет греческий историк Псевдо-Орфей. В своем сочинении «Описание племен» греческий историк Стефан Византийский (V в.) называет абасгов, живущих в соседстве с санигами. Псевдо-Арриан (V в., средневековый географ) в работе «Объезд Эвксинского моря» писал, что «рядом с лазами живут апсилы, с апсилами граничат абасги, с абасгами живут рядом саниги». Геродот (V в. до н.э., древнегреческий историк) в своей карте древнего мира в перечне народов, обитавших по берегу Понта Эвксинского, наряду с сингами, зихами, гениохами, кораксами, колхами, называют также и племя абасгов. В VI в. абасгов называют Прокопий Кесарийский (крупнейший византийский историк VI в.), помещающий их, как и Арриан, северо-западнее апсилов по берегу Черного моря. В четвертой книге своего труда он пишет: «За апсилиями и за вторым краем этого „полумесячного“ залива по берегу живут абасги, границы которых простираются до гор Кавказского хребта… За пределами абасгов живут брухи, находясь между абасгов и аланов. По берегу же Понта Эвксинского утвердились зехи… Абасги имели двух царей — по имени Опситу и Скепарну». Византийская императрица Анна Комнина упоминает в своей «Алексиаде» авасгов. В труде анонимного армянского географа конца VII в. содержится интересное известие о населении Абхазии того времени: «На морском (Понтийском) берегу — страна авазгов, где живут апшилы и авазги до приморского своего города Севастополиса…» Данное сообщение представляет собой интерес в том отношении, что в нем апшилы и абазги названы как обитатели «страны авазгов», а отдельное упоминание абазгов и апшилов говорит о том, что они существовали как самостоятельные этнические единицы. Более того, есть свидетельства о том, что среди довольно большого количества племен, населявших территорию современной Абхазии, к XVIII в. явное преобладание получили абазги. Такое преобладание они получили в силу того обстоятельства, что политически их влияние оказалось сильнее и развитее. Абазги уже с VI в. пользовались политической самостоятельностью. Все перечисленные выше свидетельства античных и раннесредневековых авторов показывают, что они этнически четко отделяли «абазгов» // :абасгов: // :авасгов: // :абасков:-абазин от апсилов, зихов, лазов и других племен, населявших в древности Черноморское побережье. Южная граница Абазгии // Авазгии проходила между Сухуми и Н. Афоном, а северная её граница шла по р. Бзыбь.

«Абазгия» Константина Багрянородного

Когда же произошло выделение самостоятельной абазинской народности? Некоторый свет на этот вопрос может пролить известное сообщение хронографа Константина Багрянородного (Х в.) о том, что «от конца Зихии, т.е. реки Никопсиса, побережье занимает Авазгия до города Сатириуполя на протяжении 300 миль». Сатириуполь обычно отождествляется с Пицундой, расположенной несколько южнее р. Бзыбь; Никопсис — р. Нечепсухо — находится северо-западнее Туапсе. Как видим, «Авазгией» или «Абасгией» Константин Багрянородный называет не всю территорию, заселенную в средние века абхазами и простирающуюся на северо-западную часть Абхазии, от Пицунды и Бзыби до р. Псоу, и далее — восточное побережье Черного моря вплоть до Туапсе и несколько севернее. Упомянута именно та местность, которая исследователями обычно связывается с областью древнего обитания абазин — территория восточного побережья Черного моря между реками Бзыбь и Туапсе. Может быть, именно в «Авазгии» Константина Багрянородного и обитали абазины, представлявшие уже в тот период (Х в.) обособленную часть абхазского и абазинского этнического массива. Ядром в формировании этой обособившейся абазинской народности стали абазги. Кроме абазин, в Авазгии жили и другие этнические группы, родственные как абхазам, так и адыгам. Позднее территорию к северо-западу от р. Бзыбь вплоть до р. Шахе населяли садзы-джикеты и убыхи. Многие исследователи устанавливают родство между садзами-джикетами, причисляя их к южным абазинам. У джикетов были ветви «псху» и «ахчипсоу», а северная часть убыхов называлась «вардане». Псху, Ахчипсоу, Вардане, согласно преданиям, являются исходными пунктами переселения абазин на северный склон Кавказского хребта. Итак, садзы-джикеты и убыхи, обитавшие на территории бывшей «Авазгии» Константина Багрянородного, родственны между собой, а те и другие родственны абазинам. Все это является подтверждением мысли, что именно «Авазгия» была местом формирования абазинской народности, уже в Х в. выделившейся из абхазо-абазинской этнической общности. Таким образом, есть основания полагать, что образование самостоятельной древне-абазинской народности, отличной от абхазской, падает на конец I тыс. н.э., когда у всех племен, из которых образовалась абазинская народность, уже сложились феодальные отношения, и когда абазины занимали определенную территорию между Бзыбью и Туапсе («Авазгия» Константина Багрянородного). Абхазы именовали её «ашва» — «ашвуа». Грузины называли их «джиками», ведь именно на территории «Авазгии» Константина Багрянородного располагались «Джигетия» грузинских авторов. Уже к Х в. могло возникнуть и самоназвание абазин- абаза, что дало возможность Константину Багрянородному именно эту территорию (а не территорию современной Абхазии) назвать «Авасгией» // «Абасгией».

Территория расселения горских народов Северо-Западного Кавказа в I половине XIX века. (из книги Ш.Д. Инал-Ипа).

Археологические данные об абазинах

Что дает нам археологический материал по вопросам этнической истории абазин? Л. Н. Соловьев (археолог) видел в носителях южно-дольменной культуры далеких предков абазинского народа. В Карачаево-Черкессии дольменообразные гробницы известны на реке Теберде и Кяфаре. Следовательно, отдельные факты переселения абазин на Северный Кавказ, в частности в Теберду и Кяфар, имели место уже в III—II вв. до н.э. так именно этим временем датируются дольмены и дольменовидные гробницы. Здесь интересно привести соображение В. И. Морковина (археолог) о том, что дольмены, известные на реках Теберде и Кяфаре, могли быть оставлены племенами, проникшими сюда через Клухорский перевал из Абхазии. Территория, занятая дольменовидными гробницами, близка землям абазин.

Таким образом, можно предположить, что дольмены и дольменовидные гробницы, которые располагались на территории Карачаево-Черкесии, могли быть отчасти оставлены протоабазинами. Итак, носители дольменной культуры — протоабазины — частично заселяли территорию Карачаево-Черкесии начиная с III–II тыс. до н.э. Известны и более позднее памятники, которые могут принадлежать древнейшим предкам абхазо-абазин. Имеется в виду погребения с кремацией. Погребальные обряды принадлежали к числу важнейших этнографических признаков, отличавшихся в древности особенной устойчивостью, и поэтому имеют большое значение для решения этнографических проблем. Наличие сходства или преемственности в погребальных обычаях может свидетельствовать об этническом единстве, и наоборот, отсутствие такого сходства нередко указывает на этнические различия. Погребений со следами трупосожжений, связываемых с абазинским этносом в Закубанье немного. Датируются они начиная с VII в. С IX—X вв. число их увеличивается. Могильники с трупосожжением в верховьях Кубани и Гоначхирском ущелье датируются VIII—IX вв. Показательно, что этот могильник находится на пути из Абхазии, в частности из Цебальды, на Северный Кавказ через Клухорский перевал. Таким образом, судя па погребениям с кремацией, проникновение отдельных протоабазинских элементов на Северный Кавказ продолжалось с различной степенью интенсивности и в VII—VIII вв. Массовое же движение абазин с восточного побережья Черного моря на восток и северо-восток началась на рубеже XIII—XIV вв.

Абазины в зарубежных и русских источниках

В арабских и персидских исторических сочинениях также упоминается этноним абаза. Так местность «Абаса» называет персидский автор начала XV в. Низами ад Дин Шами в связи с походом Тимура по Северному Кавказу в 1395—1396 гг. Он пишет, что 4 т «Тимур благополучно выступил в поход, прошел через перевалы и ущелья горы Эльбруза и расположился в Абазе». Однако остается неясным местоположение области, находившейся на северных или южных склонах хребта.

В форме «обез» тот же термин известен в русских летописях XII—XV вв., где он обозначает и северокавказских абазин. Судя по летописным известиям, обезы имели классовую структуру, управлялись своими князьями, выдавали своих дочерей замуж за киевских и русских князей. Более подробно об этом сказано в специальной работе Л. И. Лаврова «Обезы» русских летописей. В форме «абаза», «авхаза», «обез» упоминает об абазинах автор «истории Российской». В «Записях о московских делах» под термином «афгазы» обозначены абазины. «Если повернуть с Востока к югу, то около болота Меотиды и Понта, при реке Кубань, впадающей в болота, живут Афгазы» (15. С. 7). Этой же традиции следуют русские источники XVI—XVIII вв., которые неоднократно упоминают имя «обез», «абазги», «авехази», (абаза) в основном применительно к абазинам Северного Кавказа. В «Собрании месяцесловов» говорится, что «к северу от устья Кубанского обитали Абазги // Абазы // Авгазы». И далее отмечается: «Кроме ногайцев и черкесов находятся ещё в сей стране Авеказы на р. Лабе." Отмечая границы Тмутаракани с. Белокуров писал, что «… русское владение находилось в соседстве с ясами (осетины), косогами (черкесы) и обезами (абазины) и др. »

Западноевропейские авторы до 17-го в., в известной мере следуя традициям античных историков, разделяют территорию по Черноморскому побережью до Менгрелии на три. области: Зихиз, Абазгию и Авхазию.

В источниках 17-го столетия этноним «абаза» употребляется как в собирательном, так и в узкоэтническом значении. Жан де Лукка (итальянский монах) считал абазами все население, жившее за черкесами. Д. Асколи (префект доминиканской миссии) употребляет это название (Абасса) при обозначении одного из восьми языков, распространенных на Черноморском побережье; при этом автор подчеркивает, что абазский и черкесский языки различны па происхождению и их носители не понимают друг друга.

Арканджело Ламберти (итальянский католический священник), длительное время живший в Мегрелии, не называет термина абаза, а различает по Черноморскому побережью абхазов (abcassi) и джиков (gichi), т.е. приводит грузинское название абазин Причерноморья. Оба этнонима — «абказ» и «джики» упоминает Жан Шарден (французский путешественник XVII в.), побывавший в Закавказье в 1671 г., обозначая ими народы между Мегрелией и Черкесией. Западноевропейские карты XVI–XVII столетий употребляют разнообразную этническую терминологию. Карты XVI в. называют Черкесию, Абхазию и Джихию. На картах XVII в. помимо Черкесии обозначены Абхазия и Абазия. В последнем случае вероятнее предположить, что последняя включала и абхазские и абазинские племена. Грузинские источники XVII в., как и предшествующих эпох, не знают термина абаза, а четко разделяют соседние им с северо-запада народы на абхазов и джиков. «За Абхазией, с западной стороны реки Каппетисцкали, находится страна, которая со времени появленйя Багратионов (с 575 г.) до сего года (1745) называется Джикетией… " Страна эта одинакова с Абхазией своим плодородием, породой скота, порядками и обычаями. Появление этих этнонимов в грузинских источниках уходит в глубь веков. Во всяком случае, грузинские хроники XI в. упоминают оба этих этнических имени в качестве названия областей Абхазии и Джикети.

Турецкая историография XVII столетия знает имя абаза лишь как собирательное. Эвлия Челеби (турецкий географ и путешественник XVII в.) все население Северо-Западного Кавказа разделяет на две группы: черкесов, занимавших территории к северу от Туапсе, Прикубанье, Кабарду, и абазу, к которым относилось население побережья и горной паласы к юга-востоку от Туапсе вплоть до Мегрелии. Автор перечисляет 15 абазских обществ, анализ названий и местоположения которых показывает, что эти общества были абхазскими, абазинскими и убыхскими. Следует сказать, что Эвлия Челеби обозначает термином „абаза“ лишь население южных склонов Кавказского хребта, тогда как северокавказские абазины в его сочинении представлены под именами локальных групп (бибярдовцев, дударуковцев и т.д., которых он располагает по восточному берегу р. Инджыка (Большой Энджык или Большой Денджик, который впадает в Кубань), в верховьях последней он располагает кабак Дударукай» (45. С. 706–707, 764). Объединение в средневековых (турецких, частично западно-европейских) источниках под одним названием разных народов, населявших Черноморское побережье (абазин, частично абхазов, убыхов), можно объяснить не названием авторами конкретной этнической обстановки этих районов Кавказа, а скорее языковой и культурной близостью живших здесь народов.

Но, несмотря на большую языковую и культурную близость абазинской этнической общности, составлявшие её группы всегда имели отличительные особенности, которые давали право окружающим абазу народам выделять в ней несколько этносов. Это нашло отражение в грузинских источниках (абхази и джики). Адыги различали по побережью абазин (абаза), убыхов и абхазов (азыгьа). Сами абхазы выделяли из общей массы абазоязычного населения Причерноморья своих северозападных соседей — абазин и убыхов, называя первых асадзуа.

Русские источники употребляли термин абаза преимущественно в узкоэтническом значении. Это относится как к документам XVII в., так и к источникам XVIII в., в которых Абазой называли и территорию и северокавказских абазин — Малая Абаза, — южных абазин — Большая Абаза. В этом же плане термин абаза используется и в трудах западноевропейских авторов. Так, Главани пишет об округе Бескесек — абаза на Северном Кавказе и области Абаза — территории обитания южных абазин. «Бескесек абаза,- сообщает путешественник, — и по языку и происхождению — абазы». Название Бескесек — Абаза значит «пять поселений», а именно: первое называется Дударук и имеет 200 жилищ; второе Лауказе, с 200 жилищ; третье — Биберди — 120 жилищ; четвертое — Кимлик — 60 жилищ; пятое — Трам — 40 жилищ; за этим округом находится округ Бесслибай, имеющий бея и 200 жилищ. Па мнению Гюльденштеда, в область Абазы входили территории в городах и на южных склонах хребта — против Черного моря до Рабанта, находившегося к югу от Анапы.

Паллас в состав Большой Абазы включал башилбаевцев, баракаевцев, а также абадзехское общество Туби, шапсугов, натухайцев и убыхов, что в известной мере подтверждает генетическую связь этой части адыгов с абазинами. Малая Абаза или Алтыкесек (шесть частей), по сведениям того же автора (Палласа), была областью расселения абазин — тапанта; Джантемир, Клич, Лоу, Биберт, Дударук. Он отмечает, что абазинские деревни лежат в 4 верстах от Нарзана. Деревня Трам — Трам кабак — расположена около Бештау и Подкумка. Он же приводит более конкретные данные о численности населения абазинских селений: Лоу — около 1500.душ; Биберт — около 1600 душ; Клич — 600 душ; Джантемир — 1700. Селение Клич по Палласу располагалось по р. Калмурзе, правом притоке Кубани, Трамкт по р. Теберде, у слияния с Кубанью с левой стороны против речки Сона или Шона, Лоукт — на Карданике, Асланкт — на речке Хесаут, Дударукокт — на Малом Зеленчуке, Биберт — у ручья Марух, Кечега — на правом берегу Кубани напротив селения Клич.

На основе самоназвания народа абаза в русских документах XVIII столетия образуется этноним абазины, употреблявшийся в этнографической литературе последующего времени для обозначения северокавказской группы абазин. Однако первоначально термин абаза прилагается только к группе тапанта (алтыкесек). Лишь в литературе XIX в. абазинами стали называть также группу абазин, говорившую на диалекте шкарауа. Источники XVII в. сравнительно подробно и часто описывают абазин. Среди них наиболее ранние сведения содержатся в сочинениях Главани, который включает в Бескесек-абазу (т.е. пятидольную абазу) группы Дударук, Лауказ (Лоу), Биберди, Кимлик (Клич), Трам. Имена Кимлик и Лауказ Л. И. Лавров связывает с клычевцами и лоовецами. В сочинении Пейсонеля, относящемуся к середине XVIII столетия, известны имена дударуковцев, бибердовцев, лоовцев. В составе тапанта (алтыкесек) по сведению Палласа, было шесть подразделений: Лоу, Биберд, Дударук, Клыч, Кяч, Джантемир. Кроме того, выделялась группа абазин Тамовых.

В объяснении к- карте Кабарды 1744 г. алтыкесек-абаза разделена на Нижнюю, Среднюю и Екепцакскую. Па данным этой карты, в верховьях Кумы находились абазинские кабаки, по правому берегу р. Малки до 1743 г. находилось селение Бабуково. В русских источниках XVIII в. упоминание абазин-тапанта и его отдельные подразделения непрерывно увеличивается. Абазины известны под именем алты-кесек (шесть частей), а также как Малая Абаза. Они занимали длинную полосу по верховьям р. Кубани, Теберды, Урупа, Аксаута, Марухи, Малого и Большого Зеленчуков, верховья Кумы и Подкумка. Бибердов аул существовал на Урупе да 1829 г.; Лоов аул был расположен по правую сторону Кубани, подле реки Кумы, Дударуков — по левому берегу Кубани, Клиш — по реке Малый Зеленчук, Джантемировы аулы и Кияш — по Куме и Подкумку небольшими усадьбами были разбросаны до самой Кисловодской крепости. Группа абазин-шкарауа включала шесть локальных подразделений, из которых башилбаевцы, чаграй, баговцы и баракаевцы известны уже в источниках середины XVII столетия. Во времена Челеби часть этих племен обитала на. Северном Кавказе, часть — на южных склонах хребта. Кроме названных племен в составе абазы турецкий путешественник называет горную страну Садша, принадлежавшую Сиди-Ахмет-паше. Эвлия Эфенди Челеби отмечал, что «… за горами далее мы пришли к племени Кечилар… в ней до 75 деревень,… к северу, среди гор находится Садша, страна принадлежащая Сиди-Ахмет-паше» (45. С. 173). Пейсонель, перечисляя адыгские и абазинские племена, вслед за башилбаевцами упоминает племя сейди. В этом названии можно усмотреть фамилию Сиди, о которой пишет Челеби, — в середине XVII в. владетелей страны Садша, а в поздних источниках известных как башилбаевские князья Сидовы. Так, в литературе XIX в. встречается название башилбаевского аула Магомет-Гирея Сидова. Таким образом, в прошлом столетии Сидпа были абазинами-шкарауа (башилбаевцами). В «Воспоминаниях» Ф. Ф. Торнау башилбаевское общество, над которым властвовал Сидов, находилось на Урупе (40. С.108).

В XVIII в. особенно часты упоминания шкаруа в западноевропейских источниках. Главани называет бесслибай — башилбаевцев, баговцев, округ эбаги Бараки баракаевцев. Пейсонель — башилбаев, шахгиреев, баракаев, баговцев. Все шесть подразделений шкаруа названы Гюльденштедтом, из которых три (башилбай, баг, баракай) обозначены им на карте Кавказа. В русских источниках XVIII в. группа шкаруа почти неизвестна. Так, документ 1753 называет только владения Кязилбек и Чигерей, т.е. шахгиреевцев, в документе 1788 г. сообщается о взятии аманатов у башилбаевцев.

Абазины, жившие на южных склонах Кавказского хребта, в начале XIX в. включали медовеевцев, в состав которых входили горные общества Псху // Псуо, Ахчипсы // Ахчипсау, Аибга // Айбога, Чужгуча, а также прибрежное население от Гагры до Сочи, т.е. общества Цандрыпш, Кечба, Аредба, Баг и др. Псхо располагались у источников Бзыба и Анапа. Ачипссу, Айбога и Чужгуча — на верховьях Мдзымта, Псоу и Мцы. Последние были известны в источниках под собирательным именем медовей. Известия о них более скудны, чем о северокавказских абазинах. Вплоть до XVIII в. западноевропейские и турецкие авторы называли их собирательным именем абазы, а грузинские источники — джиками. Более подробно о южноабазинских обществах пишет Челеби. Он также упоминает медовеевцев, в числе которых он различает Псху, Ахчипсы, Беслеб, Чаграй, далее он описывает приморские общества Кечлер, Аредба, Арш.

Последующие — очень суммарные сведения о южной абазе относятся к ХУIII столетию. По свидетельству Главани, в первой четверти XVIII в. по побережью Черного моря жили 24 независимых абазинских бея. Пейсонель пишет о нескольких населенных пунктах, названия которых свидетельствуют о правильности данных Челеби. Это Артлер, Качилер и др. В северо-западной части Абхазии, по сведениям Гюльденштедта, располагались округа Хырпыт, Аибга, и пять фамилий Мудавей.

Использованная литература

1. Лавров Л. И. Абазины (историко-этнографический очерк) — Кавказский этнографический сборник. М. 1955. Вып. 1.

2. Волкова Н. Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. М. 1973.

3. Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII-нач. XIX в. М. 1974.

4. Анчабадзе З. В. Очерк этнической истории абхазского народа. Сухуми. 1976.

5. Латышев В. В. Известия древних писателей, греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. I, II. СПб. 1893–1900.

6. Геродот. История. Л. 1972.

7. Прокопий из Кесарии. Война с готами. Кн. IV М. 1950.

8. Алексеева Е. П. Древняя и средневековая история Карачаево-Черкесии. М. 1971.

9. Анчабадзе Ю.Д., Волкова Н. Г. Народы Кавказа. Кн. I. М. 1993.

Л.З. Кунижева
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)