zara
Опубликовано: 22:06, 26 декабрь 2010
Общество

Октай Танрисевер о стабилизации Кавказа и европеизации Турции

Октай Танрисевер (Oktay Tanrisever) - турецкий эксперт, доцент (Associate Professor) и руководитель Центра региональных исследований Средневосточного Технического Университета в Анкаре (1) . Он читает курсы на факультете международных отношений данного вуза по таким дисциплинам, как «Российская внутренняя и внешняя политика», «Проблемы евразийской безопасности», а также теоретические курсы. Октай Танрисевер опубликовал большое количество работ и глав в научных изданиях на английском и турецком языке по проблемам российско-турецких
Октай Танрисевер о стабилизации Кавказа и европеизации Турции
Октай Танрисевер о стабилизации Кавказа и европеизации ТурцииОктай Танрисевер (Oktay Tanrisever) - турецкий эксперт, доцент (Associate Professor) и руководитель Центра региональных исследований Средневосточного Технического Университета в Анкаре (1) . Он читает курсы на факультете международных отношений данного вуза по таким дисциплинам, как «Российская внутренняя и внешняя политика», «Проблемы евразийской безопасности», а также теоретические курсы. Октай Танрисевер опубликовал большое количество работ и глав в научных изданиях на английском и турецком языке по проблемам российско-турецких отношений, политической ситуации на Кавказе и в Черноморском регионе, теоритическим аспектам международной безопасности и этно-территориальным конфликтам. Наиболее важные его работы включают такие исследования, как «Почему федерализм не панацея от этнического национализма? Уроки из постсоветского опыта России» (2009), «Турция и Россия в будущей турецкой внешней политики в Евразии» (2004) и ряд других.

Интервью подготовил для Caucasus Times Сергей Маркедонов, приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон, США), кандидат исторических наук

Caucasus Times: - В настоящее время Турция переживает серьезные трансформации своих политических институтов. Некоторое время назад в Вашей стране состоялся конституционный референдум (2) . Какое влияние все это будет иметь на определение приоритетов турецкой внешней политики в целом, и на кавказском направлении в частности?

О.Т.: Эти конституционные изменения, весьма вероятно, будут способствовать укреплению западной ориентации Турции. Турция уже прошла через серьезную трансформацию в западном духе, начиная с саммита Европейского союза в Хельсинки в 1999 году, когда ЕС признал за Турцией статус страны-кандидата на полное членство в этой организации (2) .
Процессы европеизации Турции повлекли за собой существенные изменения в ее политической структуре, так же, как и в ее внешнеполитических и социально-экономических приоритетах. Значительное число этих изменений было реализовано еще до фактического начала переговоров о присоединении к ЕС 3 октября 2005 года (4) .

Недавние конституционные изменение, которые были приняты 12 сентября 2010 года, были необходимы, чтобы процесс этих переговоров продвинулся бы вперед. До сих пор Турция была открыта для переговоров только по 10 разделам, в то время, как 13 других оставались заблокированными Европейской комиссией (5) в связи с отказом Турции соблюдать Дополнительный протокол (6) , а также озабоченностью со стороны стран-членов Евросоюза (в особенности Франции) экономическими последствиями по поводу турецкого присоединения к ЕС. Это означало, что для Турции конституционные изменения давали некоторые подвижки в процессе выполнения критериев по оставшимся разделам. Таким образом, конституционная реформа консолидировала западный выбор Турции. Изменения Основного закона могут также оказать значительное влияние на политику Турции в отношении Кавказа. Укрепление отношений между Турцией и ее западными союзниками, особенно с США и с ЕС могло бы также способствовать укреплению их отношений с кавказскими государствами. Армения, Азербайджан и Грузия являются участника проекта ЕС «Восточное партнерство» (7) , в который Турция также вносит значительный вклад. Эти конституционные изменения, вероятно, будут способствовать и поддержанию (и оживлению) процесса нормализации между Турцией и Арменией, а также для прогресса в переговорах о достижении мира в Нагорном Карабахе.

Caucasus Times: - Некоторые политические аналитики и историки в странах Кавказа определяют Грузию в качестве «Центрального Кавказа», а в понятие «Южный Кавказ» помимо Азербайджана и Армении включают также части современных Турции и Ирана . Что Вы думаете по этому поводу? Насколько обоснованы такого рода политико-географические/геополитические выводы?

О.Т.: В регионалистике часто бывает трудно определить и четко зафиксировать границы регионов. Это в особенности справедливо для Старого Континента. Ученым потребовалось очень много времени, чтобы определить границы между Азией и Европой. До сих пор такого консенсуса нет по поводу Ближнего Востока. Происходит своеобразное соревнование концепций, таких как «Передняя Азия», «Ближний Восток», «Большой Ближний Восток». Кавказ здесь - не исключение из правил. Разные ученые определяют границы Кавказа по-разному, и эти концепции время от времени меняются. В прошлом кавказоведы пытались сдвинуть географические границы Кавказа многократно. Некоторые попытки расширить или же наоборот сузить эти границы предпринимались также и в постсоветский период. Успех или неудача таких попыток зависит в первую очередь от общей готовности научного сообщества принять их. Недавние попытки переопределения Южного Кавказа, как «Центрального Кавказа» не получили и вероятно в обозримом будущем не получат значительной внешней поддержки со стороны ученых и экспертов кавказоведов из-за существующего консенсуса в понимании географических границ региона, как состоящего из двух частей, Северного и Южного Кавказа.

Caucasus Times: - Исторически Турция играла значительную роль в жизни Кавказа. Насколько часто исторические темы (не только «армянский вопрос», который известен лучше других) обсуждаются среди ведущих политиков Турции? И каким образом сюжеты истории влияют на острые актуальные проблемы сегодняшней повестки дня?

О.Т.: Кавказ остается для нашей страны важным регионом, несмотря на определенное снижение влияния Турции здесь. Историческое присутствие Оттоманской империи на Кавказе связало истории России, Азербайджана, Армении и Грузии и с историей Турции. В богатой истории всех этих народов можно найти сюжеты, которые их объединяли и разделяли. Существуют конкурирующие нарративы, касающиеся оценок исторических событий. Некоторые из этих нарративов испытывают на себе влияние современной повестки дня Турции, особенно тогда, когда дело доходит до отношений с армянами и азербайджанцами. Черкесское и грузинское сообщества также имеют свои версии истории, относящиеся к их отношениям с Россией. Эти исторические дебаты нередко занимают очень важное место во внутренней политической дискуссии. Эти споры иногда пытаются преувеличить или, напротив, сузить роль Турции в региональных процессах на Кавказе. Доминирующим подходом турецких политических элит в отношении сюжетов кавказской истории является стремление быть осторожными и выносить уроки из прежних поражений и провалов. Таких, как поражение Турции во время Саракамышского сражения от русских войск, в котором многие турецкие солдаты потеряли свои жизни из-за плохого военного планирования в суровых зимних условиях (9) .

Когда мы смотрим на исторические воззрения политических элит в современной Турции, то мы можем также увидеть подходы, ориентированные преимущественно на будущее. Исторические вопросы рассматриваются как вопросы прошлого, в то время, как настоящее формируется с прицелом на перспективу.

Caucasus Times: - Турецкая Республика - страна, в которой живут многие люди, имеющие кавказское происхождение (выходцы и из Северного, и из Южного Кавказа). Как бы Вы охарактеризовали общественную активность этих людей? Какие НПО наиболее влиятельные? Есть ли специальные «кавказские» СМИ? Какие виды этнополитического лоббирования имеются в Турции? И есть ли случаи вражды, например, между абхазскими и грузинскими организациями в Турции?

О.Т.: В самом деле, приблизительно 10% населения Турции ведет свое этническое происхождение с Кавказа. Здесь большие черкесские и тюркские диаспоры с Северного Кавказа, главным образом в Центральной Анатолии. Они прибыли в Анатолию главным образом после войны между Российской и Оттоманской империей в 1877-1878 гг (10) . Также есть и грузины, азербайджанцы, армяне, живущие в разных частях Турции. Эти сообщества имеют тесные отношения с грузинами, армянами и азербайджанцами в самом Кавказском регионе. Эти общины создали различные ассоциации и фонды, организовались с неправительственные структуры. Их общественная активность состоит из культурной деятельности, которая позволяет им сохранить свои традиции и культурную идентичность и в то же время лоббировать политические вопросы, которые они считают важными для своих этнических групп и собратьев на Кавказе. Хотя есть местные газеты, которые фокусируются на жизни этих кавказских сообществ и некоторые представители масс - медиа прослеживают свое происхождение с Кавказа, специальных СМИ, которые бы освещали исключительно Кавказ и жизнь кавказских общин, на общенациональном уровне в Турции нет.

Среди наиболее влиятельных кавказских НПО мы можем назвать следующие структуры: «Kafkas Dernegi» («Кавказская Ассоциация»), «Kafkas Vakf?» («Кавказский Фонд») and «Birlesik Kafkas Dernekleri Federasyonu» («Объединенная Федерация кавказских ассоциаций»), которые созданы черкесами. Есть также «Cecen Dayan?sma» Grubu («Группа чеченской солидарности»), сформированная чеченцами. Схожим образом азербайджанская и грузинская диаспора имеют свои организации «Azerbaycan Dostluk Dernegi» («Азербайджанская Ассоциация дружбы») «Gurcistan Dostluk Dernegi» («Грузинская Ассоциация дружбы»). Среди кавказских общин мы можем наблюдать активное этнополитическое лоббирование среди черкесов и азербайджанцев. Можно увидеть умеренный незначительный уровень враждебности между грузинской и абхазской диаспорой. Чеченцы использовали активный лоббизм в 1990-е годы, но не после окончания второй чеченской войны. Важно отметить, что все эти сообщества не представляют собой монолита, они разделены часто по политическим и идеологическим, а также по личностным причинам.

Caucasus Times: - Кавказский регион полон конфликтами. Как бы Вы оценили роль этнических и религиозных факторов в них? Какие факторы играют, с Вашей точки зрения наиболее важную роль?

О.Т.: Хотя этнические и религиозные факторы и играют очень важную роль в конфликтах на Кавказе, мы можем увидеть и мирное сосуществование христиан, мусульман и иудеев в разных его частях, если не повсюду. Также известны конфликты между представителями одной и той же религиозной системы, как например, конфликт южных осетин и грузин, а также конфликт азербайджанцев и лезгин (11) . Значительные трения мы фиксируем и среди приверженцев различных ответвлений одной и той же религии. Например, между так называемой «традиционной» и «ваххабитской» версией ислама на Кавказе (12) . Схожим образом этнические сообщества могут сталкиваться в одном регионе, но не сталкиваться в другом. Например, есть этнический конфликт между армянами и азербайджанцами в Армении и Азербайджане, но в Грузии, где проживают и те, и другие, нет конфликтов между ними. Или напряженность между Россией и Грузией не привела к этническим конфликтам между русскими и грузинами на территории РФ. Представляется, что главной причиной конфликтов на Кавказе является этно-территориальная проблема. Поэтому этничность по сравнению с другими факторами играет более эмоциональную и мобилизующую роль по всему Кавказу. Советское наследие также играет важную роль во всех конфликтах. Этнические и религиозные факторы цементируют уже имеющиеся потенциальные конфликтные точки, обеспечивая политических игроков культурно-символическими инструментами, которые они используют для доминирования над другими в этно-территориальной конфликтной зоне. Большинство из крупных конфликтов происходят вокруг суверенитета и территориальной целостности кавказских государств, где нелегко сочетать одновременно конфликтующие друг с другом принципы единства государства и права народов на самоопределение.

Caucasus Times: - Последний (по порядку, но не по важности) вопрос. В предыдущие столетия исторический предшественник Турецкой Республики Оттоманская империя противостояла России и Ирану на Кавказе. Что Вы думаете по поводу сегодняшних отношений между Ираном и Турцией и Турцией и Россией именно на кавказском направлении?

О.Т.: Несмотря на видимое потепление отношений Турции и с Россией, и с Ираном, Анкара продолжает рассматривать и Москву, и Тегеран, как потенциальных конкурентов на Кавказе. В настоящее время Турция воздерживается от антагонизма с этими государствами, поскольку это может подорвать ее стратегию расширения экономического влияния в регионе. Так как Турция стремится превратиться в экономический центр Кавказа, открытое соперничество с Россией и Ираном будет подрывать основы для регионального экономического сотрудничества, где Турция имеет некоторое преимущество. Региональная поляризация и милитаризация конфликтов укрепит позиции России и Ирана, потому что в отличие от Турции эти страны могут выступать за эскалацию конфликтов и балансирование на грани войны, когда они полагают, что эта тактика необходима.

Турция как член НАТО стремится координировать свою политику в отношении России и Ирана с интересами Соединенных Штатов и других европейских союзников. Анкара также не заинтересована в ослаблении ее полноправного членства в ЕС, конфликтуя с Россией и Ираном на Кавказе. Таким образом, Анкара следует позиции ЕС по поводу роли этих двух стран на Кавказе. В самом деле, Турция выступила с инициативой «Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе» (13) надеясь, что это может увеличить поддержку ЕС для Турции в качестве посредника на Кавказе, но без противодействия России. Тот факт, что Иран не был приглашен к участию в «Платформе» показывает, что Турция не рассматривает Иран в качестве значимого регионального игрока в Кавказском регионе.

Примечания:

1 Средневосточный Технический университет основан в ноябре 1956 года. Сегодня является одним из наиболее известных вузов Турции, в котором обучается свыше 23 тысяч студентов и реализуется 159 образовательных программ в различных областях как естественных, точных, так и гуманитарных наук.
2 Конституционный референдум в Турции состоялся 12 сентября 2010 года. По его итогам были внесены 26 изменений к Основному закону Турецкой республики, действовавшей после военного переворота 1980 года. 58% участников голосования поддержали проект реформы, предложенной правящей Партией справедливости и развития, 42 % высказались против поправок. Изменения направлены на приведение Конституции в соответствие со стандартами ЕС (ограничено влияние армии на общественную жизнь, в частности уменьшена роль военных трибуналов).
3 Саммит постановил, что «Турция является страной-кандидатом на присоединение к Союзу на основе тех же критериев, которые применяются в отношении других стран-кандидатов. Поэтому Турция, переживающая процесс модернизации на основе принятой европейской стратегии для стимулирования и поддержания процесса реформ, подобно другим странам-кандидатам, будет пользоваться преимуществами «предвступительной стратегии (pre-accession strategy)».
4 В ноябре 2000 г. Еврокомиссия подготовила для Турции «Документ о партнерстве на время процесса вхождения» (был принят 8 марта 2001 года). Это была своего рода "дорожная карта" присоединения Турции к ЕС, представлявшая собой подробную разработку кратко- и среднесрочных реформ, которые должны быть проведены в стране. В ответ турецкое правительство 19 марта 2001 года обнародовало «Общую стратегию Национальной программы». Было подготовлено 3 пакета конституционных реформ – «Пакеты мер по адаптации» (первый был принят в октябре 2001 года, второй – в марте 2002 года, а третий - в августе 2002 года) - и подвергло серьезному пересмотру Гражданский кодекс.
5 Европейская комиссия- высший орган исполнительной власти Евросоюза. Отвечает за выполнение решений Союза, контролирует соблюдение его законов в странах-членах и, если требуется, возбуждает в суде Европейского союза иск против стран-членов за нарушение членских обязательств.
6 Речь идет о Дополнительном Протоколе, касающемся таможенного союза с ЕС, который предусматривал распространение и на 10 новых стран ЕС (вступивших в Союз в 2004 году), включая и Кипр. Между Анкарой и ЕС возникла коллизия в связи с тем, что Турция не признает Республику Кипр (которая входит в ООН и в 2004 году вошла в ЕС), и напротив, поддерживает и признает независимость Турецкой Республики Северного Кипра (это образование признано только Турцией). Заявления МИД Турции о том, что подписание протокола не означает признания Республики Кипр, вызвали жесткую реакцию со стороны европейских чиновников всех уровней.
7 «Восточное партнерство»- проект ЕС, инициаторами которого были МИД Польши и Швеции. Проект нацелен на сближение Европейского Союза с 6 постсоветскими странами (Армения, Азербайджан, Белоруссия, Грузия, Молдова, Украина).
8 См. подробнее: Беридзе Т., Исмаилов Э., Папава В. Центральный Кавказ и экономика Грузии. Баку: Нурлан. 2004.
9 Саракамышское сражение- сражение в ходе Первой мировой войны(9 (22) декабря 1914 - 4 (17) января 1915 года между русской армией и войсками Османской империи. Одержав победу, русские войска открыли себе путь вглубь Анатолийского плоскогорья. Подробнее см.: Масловский Е.В. Мировая война на Кавказском фронте 1914–1917 гг.. Париж.1933.
10 Русско-турецкая война 1877—1878 годов - война между Российской империей и союзными ей балканскими государствами с одной стороны и Османской империей с другой. В результате войны, а также последовавшей за ней сложной дипломатической игры (Берлинский конгресс, состоявшийся летом 1878 года) Россия вернула себе южную часть Бессарабии, а также присоединила Карс, Ардаган и Батуми. Была восстановлена государственность Болгарии (хотя и в урезанном виде, формально, как вассальное княжество Болгария), признавалась на международном уровне государственность Румынии, увеличивалась территория Сербии, Черногории, а Босния и Герцеговина переходила под управление Австро-Венгрии. См. подробнее: Троицкий Н. А.. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. // Россия в XIX веке. Курс лекций. М.: 1997.
11 После массового отъезда из Азербайджана армянского и русского населения, лезгины вышли на второе место по численности среди этнических групп этой республики. Согласно переписи населения в Азербайджане их численность составляет 178 тыс. чел (это 2, 2 % населения самого крупного по количеству населения государства Южного Кавказа). Однако различные экспертные оценки дают гораздо более крупную цифру (250 тыс. чел.). В начале 1990-х годов активность лезгинского движения Баку нередко связывал с активностью армянских спецслужб (которым вменялась в вину организация и финансовая подпитка лезгинских сепаратистов). Тогда среди активистов лезгинского движения обсуждался вопрос об объединении лезгинских земель, разделенных новыми госграницами, создании Лезгистана. Был в ходу тезис, что в начале XIX столетия лезгины не входили в Азербайджан, а непосредственно в Российскую империю (которую лидеры лезгинского движения считали в качестве предшественника нового Российского государства). В 1994 году произошел террористический акт в бакинском метро, в котором были обвинены «лезгинские экстремисты» (по делу было арестовано 12 человек, весной 1996 года они были осуждены). Однако как бы то ни было, в середине 1990-х гг. «лезгинский вопрос» утратил свою былую остроту. Подробнее см.: Юнусов А. Азербайджан в начале XXI века: конфликты и потенциальные угрозы. Баку: Адилоглу. 2007.
12 «Ваххабизм»- религиозно-политическое течение в исламе, окончательно оформившееся в XVIII веке. Само понятие «ваххабизм» - производное от имени Мухаммеда ибн Абд аль-Ваххаба (1703-1792 гг.), выходца из Неджда (центральная часть современной Саудовской Аравии). Следует отметить, что последователи Мухаммеда ибн Абд аль-Ваххаба никогда не называли себя «ваххабитами». Они идентифицируют себя, как «единобожники» («муваххидун») или приверженцы первоначального (чистого) ислама, «идущими по пути предшественников» («салафийун» или «салафиты»).
13 Инициатива «Платформа стабильности и сотрудничества на Кавказе» стала частью официальной повестки дня в ходе визита премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Москву и в Тбилиси 13-14 августа 2008 года, то есть почти через неделю после начала августовской войны.

Caucasus Times
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)