admin
Опубликовано: 09:48, 05 февраль 2018
История в лицах

Они сражались за Родину…

С началом Великой Отечественной свыше двухсот сыновей и дочерей села Каповка (ныне аул Агуй-Шапсуг) Шапсугского района встали на защиту Родины. Ушли на фронт активные колхозники Айтек Талюстанович Нагучев, Сагид Ахмедович Куадже и многие-многие другие. 112 из них сложили головы на фронтах войны. Когда враг подошел к Черноморскому побережью, на подступах к Туапсе развернулась ожесточенная битва, вместе со всеми защитниками города колхозники сооружали оборонительные рубежи, активно участвовали в строительстве военного аэродрома в селе
Они сражались за Родину…
Они сражались за Родину…

С началом Великой Отечественной свыше двухсот сыновей и дочерей села Каповка (ныне аул Агуй-Шапсуг) Шапсугского района встали на защиту Родины. Ушли на фронт активные колхозники Айтек Талюстанович Нагучев, Сагид Ахмедович Куадже и многие-многие другие. 112 из них сложили головы на фронтах войны.
Когда враг подошел к Черноморскому побережью, на подступах к Туапсе развернулась ожесточенная битва, вместе со всеми защитниками города колхозники сооружали оборонительные рубежи, активно участвовали в строительстве военного аэродрома в селе Агой. Снабжали фронт продуктами сельского хозяйства. На этом «втором фронте» трудились и подростки.
После разгрома фашистской Германии с победой вернулись домой Мус Бакирович Мафагел, Мадин Тайхачевич Туко, Юнус Соофижевич Куадже, и другие. Все они тут же включились в мирное строительство.
Непросто залечивались раны, нанесенные войной, особенно чувствительны были людские потери: многие семьи остались без кормильцев, многие женщины стали вдовами.
Девушка из горного селения
ТУКО ТАМЕРХАН ХАРУНОВНА
Её звали Тамерхан и 26 февраля 1942 года ей исполнилось 18 лет. Весна жизни и начало весны в природе… и вскоре ранним утром Тамерхан с удивлением услышала, как мать говорит младшим детям: «Не будите её, пусть поспит ещё!». А значило это то, что матери передали из сельсовета: пришла повестка, Тамерхан забирают в армию защищать Родину от фашистских оккупантов.
Как же Тамерхан обрадовалась повестке, на призывный пункт собиралась с гордостью. Только мама плакала и, оставив самую младшую годовалую дочку на других детей, пошла провожать свою Тамерхан до Агоя. Тамерхан всю дорогу просила её вернуться к маленькой…
А маме суждено было ждать с фронта не только дочь, но и мужа. И одной поднимать среди военного лихолетья девятерых детей, пока он не вернулся. И больше не суждено было увидеть сына, которого проводила следом за Тамерхан. Как ушел в 1942 году, так и не строчки не успел написать, пропал без вести…
В Туапсе вместе с другими одиннадцатью девушками Тамерхан прошла медкомиссию, была признана годной к строевой службе и там же узнала, что рост её 153 сантиметра. Здоровые сельские красавицы, цвет нации шли защищать страну наравне с мужчинами.
Призванных повезли в Новороссийск, оттуда на Малую землю, разместили в школе. По ночам бомбили фашисты и приходилось прятаться в подвале, а днем новобранцев учили собирать и разбирать винтовку, стрелять.
А когда из Туапсе прибыли представители набирать девчат в женский батальон, Тамерхан запросилась туда одной из первых.
На Приморской долине, где разместился 143-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, учёба продолжалась днем и ночью. Девушка освоила военные специальности телеграфиста и прожекториста.
Красноармеец Тамерхан Нагучева, 1923 года рождения, 1942 года призыва, приняла военную присягу 6 мая 1942 года. Много пришлось девчатам пережить в Геленжике. Здесь было много потерь. Здесь хоронили первых двух девушек-красноармейцев.
Фашисты уже почти заняли Новороссийск, а девчата под Геленджиком всю зиму днём рыли окопы, а по ночам охотились за самолётами. Освещали летевшие бомбить фашистские самолёты, чтобы зенитчикам цель была видна для поражения.
Тамерхан вспоминала: «Страшно было, когда фашисты сбрасывали зажигательные бомбы. Она падает и всю позицию освещает, и мы для врага как на ладони. Стою в окопе, прожектор веду по команде: «Налево! Налево! Вперёд!», а впереди падает «зажигалка». Только успеваю выскочить из окопа, а на моём месте уже взрыв»…
Тяжело было, когда фашисты бомбили Туапсе. Вестей из дома не было совсем, потом узнала: все нормально.
После Геленджика и Новороссийска часть перебросили на Таманский полуостров, потом была Одесса, а из Одессы часть направилась в Румынию. Девушки были на фронтах Венгрии, а в 1945 году освобождали от фашистов Чехословакию.
В после победы 1945 года девушек из Чехословакии на Родину отправили целым железнодорожным составом. Однополчанки-туапсинки Дора Кулакова и Тамерхан вышли в Туапсе на Сортировочной. В городе ни одного дома целого не было – все разрушено, железо и камни. До Карповки добираться ещё далеко и пошли вместе ночевать к Доре. А на утро в путь домой.
– Я не помню, как и кто сообщил в аул о моем приезде, - говорила спустя десятилетия наша героическая землячка, – только с самого поворота на Кадош меня уже встречали сёстры, соседи. Двоюродная сестрёнка вперёд всех выбежала. Глаза огромные, и кричит, а горы ей вторят на всю округа: «Тамерха-ан! Тамерха-ан!». Дора провожала от Туапсе, так мы и шли, а с нами все встречавшиеся по дороге на повороте на Агой и в Агое. А дальше почти весь аул вышел. Да… встречали хорошо…
Тамерхан Харуновна была награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Кавказа» и «За победу над Германией».
Там на фронте, на его, так называемой второй линией, она была одной из многих. Но как же была значима эта вторая линия, как и первая, как и тыл для общей Победы. Многие – это и был тогда весь народ. Это и было то, что называлось: «все как один на борьбу с врагом».
По материалам статьи М. Ивановой (газета «Туапсинские вести» июнь 2001г.)
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)