admin
Опубликовано: 05:24, 03 ноябрь 2019
История

Абхазские и Северокавказские дольмены.

Абхазские и Северокавказские дольмены.
Источник: Яндекс. Картинки

Сравнительно малое количество находок бронзовых топоров в дольменах объясняется несколькими причинами. Надо полагать, что бронзовые топоры являлись, помимо своего прямого предназначения при жизни их владельцев, такими же обязательными ритуальными предметами, как и иные находки в дольменах и вообще в захоронениях древности.

Существовала традиция или ритуальный обычай, когда вместе с покойником в гробницу помещали не только наиболее ценные личные предметы усопшего, но ещё какой-либо предмет, который характеризовал его профессиональную наклонность при жизни.

Поэтому, надо полагать, не все усопшие в своей профессиональной деятельности пользовались бронзовыми топорами и отсюда их малое количество в дольменах. Нельзя исключать и другую причину такого положения.

Вероятно, что многие бронзовые топоры могли быть извлечены «черными» кладоискателями после Кавказской войны, с целью их использования в хозяйстве.

В отличие от топоров, в дольменах в немалом количестве находились бронзовые боевые копья, клиновидные тесла, крючья с полыми втулками для насадки на них, вероятно, деревянных ручек. Медные крючья из абхазских дольменов Б. А. Куфтин связывал с бытующим до сих пор у абхазов (абазин, убыхов и адыгов) крючками для изъятия мяса из котла.

К орудиям труда из бронзы и меди надо отнести и двусторонне-острые шилья, найденные в относительно немалом количестве в дольменах возле сел Азанта и Верхняя Эшера (Абхазия), Солохаул (в верховьях Дагомыса) и ст. Даховской. Они по своим размерам отличаются, от 2,1 до 12 см, что может свидетельствовать о разном их назначении.

Источник: Яндекс. Картинки

В абхазских и северокавказских дольменах встречаются самые разнообразные металлические (медно-бронзовые) украшения: бусы, подвески (височные кольца), спиральки. Наиболее архаичным из всех таких предметов является кольцо, найденное в дольмене на р. Кизинка.

К массовым находкам относятся бронзовые височные кольца-подвески (с. Верхняя Эшера и р. Кизинка).

В отличие от абхазских, в северокавказских дольменах нередко встречались предметы более позднего происхождения: железные наконечники стрел и кольца, серебряные бусы, иглы, пронизи и шпильки, золотые кольца, серьги, привески и т.д.

Таким образом, анализ инвентаря дольменов красноречиво говорит о
тесной связи майкопской и дольменной культур, а также о нерешенности
проблемы датировки дольменной культуры, в частности, вопроса о начале возникновения этой культуры.

Например, каменные орудия, предметы вооружения и украшения, архаичные бронзовые листовидные ножи (по Б. А. Куфтину) и клиновидные ножи (по К. Х. Кушнаревой и Т. Н. Чубинишвили) IV тыс. до н.э., а также керамическая посуда, изготовленная без применения гончарного круга свидетельствуют о их происхождении в конце неолита (IV - III тыс. до н.э.).

Это не противоречит гипотезам И. А. Джавахишвили, Г. А. Меликишвили, Н. Я. Марра, С. Н. Джанашиа, Б. А. Тураева, А. Сванидзе, Л. Н. Соловьева, Ш. Д. Инал-ипа, К. С. Шакрыл и других кавказоведов о том, что малоазийские земледельческо - скотоводческие племена в лице предков абхазо-убыхо-адыгов продвинулись из районов северной Месопотамии (или северо-востока Малой Азии) в кавказское Причерноморье несколькими волнами и каждый раз в местную культурную среду привносили не только мотыжное земледелие, гончарное производство, собственную металлургию, но и традицию дольменостроения с соответствующим обрядом погребения усопших.

Памятники энеолита Абхазии и Сочи-Адлеpa относятся к IV тыс. до н.э. (3810 ± 90), что подтверждено исследованиями Мачарского поселения радиокарбоновым методом. Поэтому выше подчеркивалось, что предлагаемую Л. Н. Соловьевым дату первоначальной смены населения Колхиды нужно сместить с рубежа III - II тысячелетия до н.э. к началу IV тысячелетия до н.э.

С этим вопросом напрямую связана и другая проблема о природе дольменной культуры. Существует мнение о том, что с ее появлением прервались связи майкопских племен с Югом, якобы в 2400-2100 гг традицию захоронения усопших в дольменах западнокавказские племена привнесли в свою среду в результате морских торговых отношений (Л.И. Лавров) или непосредственно путем миграции какого-то народа-мореплавателя - носителя дольменной культуры из стран средиземноморского бассейна, в частности, Пиренейского полуострова, где в западной части имеется культура дольменов, схожая с кавказской культурой (В.И. Марковин).

Разница между гипотезами Л. И. Лаврова и В. И. Марковина в том, что первый видит привнесение в западнокавказскую среду лишь идеи дольменостроения, а другой - о появлении здесь идеи вместе с конкретными её носителями.

Но прежде чем раскрыть эту тему до конца, привести все доводы «за» и
«против» выдвинутых гипотез Л. И. Лавровым, В. И .Марковиным и другими исследователями, надо сказать о том, что с вопросом о происхождении дольменной культуры связана и другая, не менее сложная тема - об этнической основе культуры.

Не излишним будет напомнить при рассмотрении этих двух взаимосвязанных проблем и то обстоятельство, что традиция строительства каменных наземных гробниц, наподобие дольменов, не является исключительным явлением для Западного Кавказа.

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)