admin
Опубликовано: 10:57, 22 ноябрь 2019
История

Версии появления и родства двух народов адыгов и абхазов

Чувствуя уязвимость теории западно-кавказской (в основном абхазо-адыгской) этнической принадлежности этих двух культурных феноменов, авторы, изучающие этногенез черкесов и абхазов, пытаются примирить две версии появления этих народов на Западном Кавказе: миграционную и автохтонную, которые, по сути дела, являются взаимоисключающими при определении прародины предков абхазо-адыгов: сторонники первой рассматривают их в качестве пришельцев, мигрантов из восточной части Малой Азии, а сторонники второй настаивают на том, что
Версии появления и родства двух народов адыгов и абхазов
Хасэ

Чувствуя уязвимость теории западно-кавказской (в основном абхазо-адыгской) этнической принадлежности этих двух культурных феноменов, авторы, изучающие этногенез черкесов и абхазов, пытаются примирить две версии появления этих народов на Западном Кавказе: миграционную и автохтонную, которые, по сути дела, являются взаимоисключающими при определении прародины предков абхазо-адыгов: сторонники первой рассматривают их в качестве пришельцев, мигрантов из восточной части Малой Азии, а сторонники второй настаивают на том, что Северо-Западный Кавказ был их прародиной. С одной стороны, генетические связи адыгов и абхазов с хаттами, а абхазо-адыгских языков с хаттским языком в настоящее время считаются доказанными (Иванов и др.), с чем надо согласиться. С другой стороны, кашки (каски) — предки черкесов и абешла — протоабхазы также локализуются в северо-восточной Анатолии на территории, которая примыкала к стране Хатти. Это обстоятельство свидетельствует в пользу того, что проточеркесы и протоабхазы все же мигрировали на Западный Кавказ, где они неизбежно должны были прийти в соприкосновение с местным населением. В дискуссию оказались вовлеченными известные ученые, представители разных научных дисциплин: историки, этнографы лингвисты, археологи.

Несмотря на это, кавказоведы не пришли к общему мнению и, как компромисс, появилась третья версия — автохтонно-миграционная. Ее приверженцы, с одной стороны, не хотят терять из виду этногенетические связи с хаттами, кашками (касками) и абешла, что указывает на то, что предки адыгов и абхазов мигрировали из СевероВосточной Анатолии. С другой стороны, непреодолимым остается большой соблазн, во что бы то ни стало удержать связь со знаменитой Майкопской культурой эпохи ранней бронзы (IV-III тысячелетия до н.э.) и престижной дольменной культурой. Это доказывается не очень внятным утверждением, что проточеркесы и протоабхазы на Западном Кавказе взаимодействовали с родственными им же племенами — автохтонным населением на этой территории. Однако наука не располагает данными, которые позволили бы установить этнический облик этого безымянного автохтонного населения, которое, согласно кавказоведам (в основном абхазоведам и адыговедам), находилось в каких-то родственных отношениях с древними адыгами и абхазами (кашками и абешлайцами). Но кроме общих замечаний, что родственные адыгам и абхазам племена, еще до прихода из Передней Азии кашков и абешла, создали Майкопскую и Дольменную культуры на Северо-Западном Кавказе, что должно было косвенно подтвердить причастность адыгов и абхазов к созданию Майкопской культуры эпохи ранней бронзы (IV-III тысячелетия до н.э.) и дольменной культуры (III-II тысячелетия до н.э.), других данных у нас нет. Ничего неизвестно о языке или об этнографических фактах жизнедеятельности этих «родственных» племен, а при отсутствии этих двух важнейших этнических маркеров вряд ли можно составить мнение о каких-то взаимоотношениях, тем более, об их генетических связях с малоазийскими кашками и абешла.

Необходимо отметить, что в исследованиях по этногенезу черкесов и абхазов факты пребывания индоариев в этом регионе не привлекались. Но в последнее время появились первые сообщения об индоариях как участниках этногенетического процесса в этом регионе в статьях известного адыгского ученого Б.Х. Бгажнокова и абхазского лингвиста Б.Г. Джонуа. Б.Х. Бгажноков считает, что «традиции, связанные с разведением лошадей и всаднической культурой еще плохо исследованы, и особенно с сравнительном плане, в связи с различными этапами древнейшей истории народов Юго-Восточной Европы, Кавказа, Передней Азии. Между тем, нельзя исключать, что еще в период первых тесных контактов с индоевропейцами, на рубеже III-II тыс. до н.э., была выведена адыгская порода лошадей» (выделено мной. — Ал.А.). Очевидно речь шла не просто об индоевропейцах, а о вполне конкретном народе — индоариях, которые проникли на Северный Кавказ, в Прикубанье, как указывалось выше (Гамкрелидзе и Иванов) в IV-III тыс. до н.э. Впрочем Б.Х. Бгажноков уточняет это: «можно утверждать, что еще во времена первых тесных контактов черкесов с племенами Юго-Восточной Европы у адыгов на- 14 -метились контуры социальной организации, в которой особая роль отводилась культу коня и всадничеству. Видимо, тогда уже сформировалось также особое сословие профессиональных воинов-наездников — уорков, закрепивших благодаря такому названию свое индоарийское происхождение и особое место в иерархии адыгского общества». Эти соображения Б.Х. Бгажнокова находят свое подтверждение наличием некоторых индоарийских лексем, которые отложились в черкесском языке. Термин УЭРКЪ «дворянин», «представитель военного сословия» оказывается этимологически связанным с санск. VRKA со значениями «волк» и «кшатрий» (древнеиндийская военная каста) (Vrka a wolf, RV (L. also ‘a dog; a jackal; a crow; an owl; a thief; a Ksatriya)).


Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)