• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Регистрация    Войти
    Авторизация
    » » » Влиятельного рода Берзек в освободительном движении горцев Кавказа

    Влиятельного рода Берзек в освободительном движении горцев Кавказа

    Категория: Адыги.RU / Документы
    Влиятельного рода Берзек в освободительном движении горцев Кавказа
    Первое письменное упоминание об убыхах, по мнению А. Н. Генко, относится к древности. Византийский историк и географ VI в. Про-копий в своих сочинениях пишет: «За областью Абазгов на Кавказе проживают Брухи (убыхи. - М. X.), территория которых находится между Абазгами и Аланами...».

    В 1641 г. уже турецкий путешественник Эвлия Челеби упоминает о племенах Waipigha (в транскрипции Хаммера. - англ.) на этой территории, которые, по мнению некоторых исследователей, являются убыхскими. Однако, по свидетельству Белля, Wai - это псезуа-пинское племя гоайе (гои) - подразделение причерноморских шапсугов, a pigha, видимо, производное от пех - самоназвания убыхов. Тогда можно предположить, что Waipigha - это смешанное шапсуго-убыхское население междуречья Псезуапсе - Шахе.

    В научную литературу убыхи вошли в конце XVIII в. благодаря исследованиям Гюльденштедта и Палласа, которые причисляют убыхов к абазам и располагают их на исторической территории расселения, общепринятой уже в XIX в.

    В условиях начавшегося русско-кавказского противостояния встала острая необходимость в составлении сводных описаний Кавказа. В первой половине XIX в. важнейшие материалы о народах Северного Кавказа сосредоточиваются в недрах военного и научного ведомств. Царская Россия приступила к колониальной войне, это потребовало сбора материалов о закубанских и причерноморских адыгах. В российском военном ведомстве по этому периоду сосредоточено огромное количество документальных источников. Здесь хотелось бы выделить труды тех авторов, где содержатся ценные сведения об убыхском народе.

    Военные Ф. К. Брун, Я. Потоцкий, С. Т. Званба, Г. И. Филипсон, Ф. Ф. Торнау и другие, побывавшие на восточном побережье Черного моря в XVI11—XIX вв., в своих трудах и записках не обошли вниманием убыхов.

    В 1852 г. в газете «Кавказ» публикуется статья абхазского этнографа, офицера русской армии С. Т. Званба «Зимние походы убыхов на Абхазию», положившая, по существу, начало изучению убых-ской истории. Хотя очерк носит этнографический характер, в нем содержится интереснейший материал о представителях знаменитого убыхского рода Берзек и военной организации убыхов, что дает представление об участии их в военных действиях в период Кавказской войны и той роли, которую сыграли убыхи в освободительной борьбе горцев Кавказа.

    Несомненный интерес представляет одна из первых научных работ, посвященных убыхам, - статья П. К. Услара «О языке убыхов». Интерес этот обусловлен не столько тем, что статья дает представление об одном из самых загадочных и малоизученных языков, сколько тем, что автор ее записывал тексты убыхского языка со слов 14-лет-него сына Хаджи Герандука Берзека - одного из убыхских предводителей освободительного движения на Западном Кавказе.

    В работе «Обзор политического состояния Кавказа», составленной в 1840 г., говорится, что убыхи - «непокорные злые враги (России. - М. X.), народ воинственный, князья и дворяне убыхские ревностные магометане, народ до сего времени сохранил некоторые обряды христианской веры с помощью язычества». В аналогичном обзоре горских племен за 1840 г., видимо составленном иными авторами, также дается характеристика убыхам: «Убыхи, славящиеся своим молодечеством и неустрашимостью, занимают юго-восточную покатость хребта Кавказских гор между р. Саше и р. Шахе. По берегу моря между этих рек убыхи живут смешанно с шапсугами, составляя несколько отдельных обществ: Хизе, Уорда-не, Шмиткуадж и селение Зюеш, известное у соседей под названием Ардона. Дворянских фамилий две - Дешен и Берзеки, все они ревностные магометане, между тем как часть народа продолжает поклоняться кресту».

    Определить место и роль Кавказа в планах России и в системе международных отношений первой половины XIX в. попытался современник событий, русский историк официально-монархического направления Р. А. Фадеев. Он считал присоединение данного региона совершенно естественной необходимостью для Российской империи, вынужденной заботиться об обороне своих южных рубежей от агрессивно настроенных Турции и Ирана. Если для Англии устремление на Восток - «дело удобства и выгоды», то для России - это не «роскошь, не прихоть, происходящая от избытка сил, не удовлетворение той или другой исключительной цели, как торговля, политическое влияние и прочее», это «дело жизни», утверждает Фадеев18. Таким образом, Фадеев оправдывает колониальную политику России на Кавказе жизненной необходимостью, с чем автор не может согласиться. Впоследствии эта «жизненная необходимость» Российской империи обернулась для горцев Кавказа, и в особенности для убыхов, не только потерей родной земли и выселением в Османскую империю, но и геноцидом народа.

    Скудность источниковой базы темы исследования определяет ценность любых материалов, хоть отдаленно, но затрагивающих историю убыхского народа. Сведения, собранные русскими офицерами, служившими на Кавказе, и разведчиками, инкогнито путешествовавшими в поисках стратегической информации, являются весьма интересными. Долгое время находясь среди горцев, изучая жизнь и быт последних, они имели возможность приобрести богатый фактический материал. Здесь хотелось бы выделить труды таких авторов, как И. Ф. Бларамберг19, С. М. Броневский, К. Ф. Сталь 2\ Г. В. Новицкий , Л. Я. Люлье, Ф. Ф. Торнау, Н. И. Карл-гоф и др.

    «Этнографическое, топографическое, статистическое и военное описание Кавказа», составленное генерал-лейтенантом Генерального штаба И. ф. Бларамбергом в 1833 г., содержит некоторые данные, касающиеся территории расселения и численности убыхов. Точное определение территории и численности является необходимой предпосылкой для объективного освещения исторической действительности. Это особенно важно, когда мы говорим об убы-хах, которые в результате Кавказской войны были изгнаны с Родины. Если территориальная идентификация Убыхии середины XIX в. не вызывает сомнений, то в определении численности ее населения в существующей научной литературе до сих пор наблюдается весьма широкий диапазон мнений. Согласно данным Бларамберга, численность убыхского народа в 30-х гг. не превышала 7 тыс. человек. Вопрос о численности убыхов в официальной кавказоведческой литературе не поднимался, а сведения современников весьма отрывочны и противоречивы. Численность убыхов в разное время и разными авторами определялась по-разному. Н. И. Карлгоф в своей работе приводит цифру в 40 тыс. человек. «Энциклопедический словарь» Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, приводящий некоторые данные об убыхском народе, приводит цифру 40 тыс.

    В «Новейших географических и исторических известиях о Кавказе» С. Н. Броневского содержится ценный материал о территории расселения и численности убыхов. Г. В. Новицкий наряду с данными о численности других народов приводит данные убыхского народа на 1830 г. и определяет ее в 25 тыс. человек. Некоторые аспекты поставленной проблемы освещены в работах современников описываемых событий. Отрывочные сведения о территории расселения и численности убыхов можно обнаружить в трудах К. Ф. Сталя, М. Рукевича, Е. Д. Фелицына, генерала царской армии Н. Н. Раевского и др.

    Ценные сведения о состоянии региона русское правительство получало от адыгов, находившихся на службе у русского царя. Примером могут служить «Записки о Черкесии» выдающегося адыгского просветителя Султана Хан-Гирея. Сведения о культурном уровне адыгских племен, образе жизни и менталитете могли бы, на наш взгляд, дать русскому правительству понимание того, насколько важны для горских народов Родина, Свобода, Независимость, и насколько пагубной может быть политика и тактика России в деле присоединения территории Северо-Западного Кавказа. Прикрываясь лозунгами о приобщении горцев Кавказа к высокоразвитой российской цивилизации, русское правительство использовало варварские методы для достижения поставленной цели - включение Северо-Западного Кавказа в сферу своего влияния. Большой интерес представляют сведения непосредственных участников боевых действий на Кавказе А. Фонвилля и известного польского офицера Теофила Лапинского. Последний не только свидетель и очевидец описываемых событий, но и один из главных персонажей драмы, разыгравшейся на территории Западного Кавказа во второй половине 50-х - начале 60-х гг. XIX в. В течение трех лет находясь среди адыгов, разделяя всем сердцем надежды и чаяния горцев на успех освободительной борьбы, Теофил Лапинский не только изучил их обычаи и традиции, гражданское и политическое устройство, но и образ ведения войны. Посетив Убыхию в 1857 г., в своей работе он характеризует их как смелых и отважных воинов, готовых пожертвовать своей жизнью ради свободы.

    Некоторые данные по интересующей нас проблеме можно почерпнуть в свидетельствах агентов европейской политики Дж. Белла, Дж. Лонгворта и простых путешественников, в свое время побывавших на Кавказе (Э. Спенсера 32 и др.).

    "Убыхи - ушедшие во имя свободы"
    М. Г. Хафизова
    рисунок: Beka.Suскачать dle 11.3
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.