• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Регистрация    Войти
    Авторизация
    » » » Шапсуги и проблема восстановления Шапсугского национального района

    Шапсуги и проблема восстановления Шапсугского национального района

    Категория: Новости / Общество
    Шапсуги и проблема восстановления Шапсугского национального района
    ШАПСУГИ — одна из адыгских этнических групп. В источниках они известны с конца XVII — начала XVIII в. Территория расселения шапсугов включала в себя как Черноморское побережье Кавказа от р. Пшады до р. Шахе (Малый Шапсуг), так и северные склоны Главного Хребта и предгорья до р. Кубани между р. Адагум и р. Супс (Большой Шапсуг). Авторы 1834 — 1838 гг. определяют численность шапсугов от 77 400 до 210 и даже 300 000 чел.1

    Как известно, шапсуги вместе с натухайцами и абадзехами считались "демократическими" племенами, т. е. не имели такой ясно выраженной сословно-феодальной иерархии, как, например, кабардинцы и другие группы адыгов. Сопротивление сословной дифференциации закончилось вооруженным столкновением и известным "переворотом" конца XVIII в., когда власть князей в этих племенах была ограничена. В конце XVIII — начале XIX вв. имело место переселение подвластных адыгов из "аристократических" племен в "демократические", принявшее такой размах, что уже в первой половине XIX в. "демократические" племена составляли большую часть всего адыгского населения. И. Ф. Бларамберг в 1833 г. полагал: "...если России удастся подчинить себе шапсугов либо силой оружия, либо иным путем, все черкесские племена последуют примеру шапсугов". Вообще размытость границ, как условных, так и реальных, касалась не только социальной стратификации, но и территории расселения, и самого этнического деления черноморских групп. Высокая степень единства рода, проявляющаяся до сих пор в ряде обрядов, принципе планировки поселений и т. п., в сочетании со слабым развитием общеплеменных институтов создает впечатление, что, по крайней мере, в XIX в. так называемое племя являлось не родственным объединением, а простым союзом различных родов. Ряд элементов материальной культуры (широкое использование древесного материала в строительстве и ремесле, специализация аграрного хозяйства на садовых и кустарниковых культурах, развитие морского промысла и т. д.), обусловленных условиями Черноморского побережья Северного Кавказа, а также тесные контакты с представителями абхазо-абазинских народов (например, совместное отправления культов) еще более отличало черноморских шапсугов от кубанских адыгов. В результате кубанские и черноморские адыги перестали воспринимать друг друга как единое целое. "Кабардинцы и другие адыгские племена... называют Абадзехов, Шапсугов и Натухажцев общим именем Абадзечиль, что значит: Абазинские народы".3 Такое выделение, видимо, послужило одной из причин того, что этнонимы "шапсуги", "натухайцы" в источниках ранее XVIII в. не упоминаются, заменяясь, очевидно, термином "абаза".4 Однако в течение XVIII в. и особенно в начале XIX в. шапсуги уже не воспринимались наблюдателями как не входящие в общеадыгский массив.

    Во время Кавказской войны (по терминологии шапсугов — Русско-Кавказской) земли Малого Шапсуга входили в зону влияния эмиссара Шамиля Мухаммед-Амина, введение которым теократической диктатуры вызывало недовольство населения. В отношениях с русскими в этот период взаимоистребительные военные действия чередовались с договорными перемириями. Окончание войны в 1864 г. стало началом эпизода кавказской истории, получившим название "махад-жирство", т.е. массовое переселение горцев в Турцию по пропаганде турецкой стороны и без препятствий со стороны русской. Оставшихся "мирных" горцев переселяли на равнину, в Прикуба-нье, освобождая земли Черноморского побережья для казаков и других поселенцев. По рапорту Управления Шапсугского округа от 30 октября 1864 г. "шапсугских семей осталось в наших пределах сто шестьдесят".5 Но уже в конце 60-х — начале 70-х гг. XIX в. стали доминировать обратные процессы — возвращение шапсугов на Черноморское побережье как из Прикубанья, так и из Турции. Были заселены или вновь основаны причерноморские аулы. Некоторые из них (Красноалек-сандровские, Божьи Воды, Кичмай и др.) существуют по сей день.

    В настоящее время в сельских аулах (Агуй-Шапсуг, Большое Псеушхо, Малое Псеушхо Ту-апсинского района, Наджиго, Лыготх, Калеж, Хаджико, Тхагапш, Большой Кичмай, Малый Кичмай Лазаревского района и др.) сосредоточена основная масса черноморских шапсугов. Некоторые из них живут в населенных пунктах Большого Сочи (пос. Ахинтам, Головинка, Чемиток-вадже, Лазаревское, Аше, Шхафит и др.), а также в городах Туапсе, Сочи и др. Современные шапсуги во многом сохраняют этническую самобытность, причем как на уровне самосознания, так и на бытовом уровне.

    Материальная культура наиболее подвержена современной деформации, однако некоторые оригинальные черты сохраняются и в ней. Соблюдается традиционная планировка жилища: многокамерное, в одну или две линии, с обязательным выделением гостинной-кунацкой (по-адыгейски — "хьачежь", "гостевая"); а также состав и планировка усадьбы, готовятся и традиционные блюда, в основном ритуальные; иногда в качестве декора используется традиционная мебель — "адыгейский" треножный столик "анэ"; в аулах до сих пор сохраняется принцип планировки по фамильным кварталам ("хабль") и др. В со-ционормативной области продолжается традиция почитания родителей и вообще стариков, сохраняются многие элементы обычая гостеприимства, до недавнего времени соблюдался обычай избегания внутри семьи (избегание одним из супругов родителей другого). Наиболее важные события в жизни человека — свадьба, похороны и т. п. — проходят с использованием всех традиционных обрядов, причем некоторые из черноморских шапсугов полагают, что именно у них сохранились "правильные" адыгские обычаи. В настоящее время можно наблюдать и проявление традиционных религиозных верований, в частности, почитание грома и молнии, активное использование "дуа" — шейных амулетов, заговоров, молитв и т. д.

    На данном этапе шапсуги стремятся всячески сохранить эту самобытность. С местными краеведами активно взаимодействует Лазаревский историко-этнографический музей; кроме того, существуют частные краеведческие музеи, например, в ауле Тхагапш или пос. Ахинтам. Тесные культурные контакты поддерживаются с Адыгеей. В школах шапсугских селений преподается курс "Культура и этика адыгейского народа", программу которого присылает Министерство образования Республики Адыгея. Его проходят с 1-го по 11-й класс 1 час в неделю, рассматриваются все обычаи, фольклор, танцы. Цель — сохранить и применить обычаи в новое время. По этой программе из Адыгеи присылают брошюры, используется популярная и научная литература. Шапсуги полагают, что статус Шапсугского национального района облегчит сохранение и развитие этнической культуры.

    Шапсугский национальный район (см. документы 1—5) в составе Черноморского округа Юго-Западного края, провозглашенный съездом шапсугского народа в 1920 г., был образован 23 сентября 1924 г. с центром в г. Туапсе, территориально в район не входящим.6 Этот район объединил восемь аулов четырех сельсоветов: Карпов-ка, Псебе, Большое Псеушхо, Малое Псеушхо, Красноалександровский, Божьи Воды, Большой Кичмай и Малый Кичмай — причем сельсоветы также не смыкались друг с другом. "Титульные" шапсуги составляли на территории своего района 68% населения. Делопроизводство и обучение в Шапсугском национальном районе шло на национальном языке, управление формировалось из национальных кадров, выходила двуязычная газета "Шапсугский большевик", вообще официальная культура была двуязычной. Стремление ликвидировать территориальную разобщенность района приводило к неоднократной перекройке его карты. В 1926 г. Из Карповсого сельсовета выделился Псебский. К июню 1930 г. районный центр был перенесен из г. Туапсе, находящегося за пределами района, на территорию последнего, в с. Красноалександровское, а 13 марта 1931 г. — в пос. Совет-Квадже (бывшая Дача Голубева). 14 января 1934 г., по ходатайству Шапсугского райисполкома, Азово-Черноморский крайисполком передал пос. Лазаревское с сельсоветом из Туапсинского района в Шапсугский, утвердив его центром последнего. Теперь район не только представлял собой единое целое, но и получил выход в прибрежную курортную зону, а также к важной автомобильной трассе и железнодорожной станции. Однако это имело и другую сторону. Расширение района за счет территорий с русским и смешанным населением приводило к сокращению удельной доли шапсугов в населении района. Этот процесс продолжился и в дальнейшем. 16 апреля 1940 г., в связи с восстановлением Туапсинского района последнему были переданы из Шапсугс-кого территории Куйбышевского и Псебинского сельсоветов, а в мае 1941 г. к семи сельсоветам Шапсугского района (Камир-Астовский, Кичмайский, Красноалександровский, Лазаревский, Ма-копсинский, Марьинский, Псеушховский) были прибавлены русскоязычные Волконский, Лооский и Солох-Аульский из Адлерского района и ряд колхозов Сочинского горсовета, тоже в основном русскоязычные.

    24 мая 1945 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Шапсугский район был ликвидирован и переименован в Лазаревский район г. Сочи, при этом без какого бы то ни было громкого объявления. Шапсуги потеряли статус "титульной национальности" и вновь стали одним из национальных меньшинств наряду с греками, армянами и другим нерусским населением района. "Современное национальное самосознание адыгов... относится к ориентированным в прошлое, ибо его доминирующими установками являются воспоминания о Кавказской войне со знаком "минус" и о времени существования Шапсуг-ского национального района со знаком "плюс".7

    Общая политизация советского общества, связанная с начавшейся в середине 1980-х гг. перестройкой и последующими процессами, активизировала и политическую деятельность шапсуг-ской национальной интеллигенции. Были обозначены проблемные вопросы, стоящие перед шап-сугским этносом: "Угроза исчезновения самобытного этноса... Политические, выраженные в ущербном представительстве коренного населения в органах представительской и исполнительной власти... Информационная и культурная блокада шапсугов...".8 Решение этих проблем видится шапсугским лидерам в воссоздании национального района, каковое изначально предполагалось провести в несколько этапов. I этап: политическое признание Шапсугского района с определением длительности переходного периода и объявлением маратория на этот период по изменению форм собственности на землю, природные ресурсы, государственные предприятия и санаторно-курортные комплексы (1992 г.). II этап: разработка статуса национального района, его принятие; формирование экономической и социально-культурной программ (1993 г.). III этап: формирование органов власти (1993 — 1994 гг.). Разворачивается активное движение за возрождение района; создается общественная организация "Адыгэ
    Хасэ"; в мае 1991 г. начинает выходить газета "Шапсугия", распространявшаяся в Лазаревском и Туапсинском районах, в августе того же года газета зарегистрирована официально. 20 октября 1990 г. проходит межнациональный II Коше-хабльский форум под дозунгом "Равенство. Согласие. Единство", в резолюции которого говорится: "...поддержать стремление адыгов (шапсугов) — коренного населения Причерноморья — как этноса, находящегося на грани изчезновения, к созданию Шапсугского национального района". Прежде всего шапсугская общественность решила добиваться "восстановления исторической справедливости" со времен Кавказской войны. Шапсуги стали требовать демонтажа памятника-бюста адмирала Лазарева на железнодорожной станции Лазаревская, установленного в 1954 г. Лазарев был активным участником создания Черноморской береговой линии, что связано с уничтожением прибрежных аулов и ожесточенными боевыми действиями против местного населения, в связи с чем было заявлено, что памятник Лазареву "оскорбляет национальные чувства коренного населения". 27 августа 1990 г. II сессия Лазаревского райсовета согласилась с требованиями шапсугов, и памятник был демонтирован (см. документ 10). Протесты вызывало и намерение отпраздновать 150-летие городов Новороссийска, Туапсе и Сочи, связывавшее их основание с 1838 г., т.е. с созданием Черноморской линии. Однако праздники состоялись, хотя в Туапсе и Сочи позднее и были признаны неправомерными (см. документ 10).

    1 декабря 1990 г. в пос. Лазаревское прошел I съезд причерноморских адыгов (см. документы 11, 12, 13), вновь провозгласивший создание Шапсугского национального района как субъекта Российской Федерации. В принятой на съезде Декларации, в частности, говорилось: "I съезд причерноморских адыгов (шапсугов)... исполненные решимости предотвратить исчезновение шапсугского народа как этноса на своей исторической родине; опираясь на поддержку народов Краснодарского края — русского, армянского, греческого, немецкого, турко-месхетинско-го, кубанского казачества... Провозглашает создание Шапсугского национального района как субъекта РСФСР в границах традиционного расселения шапсугов от пос. Головинка Лазаревского района г. Сочи до пос. Новомихайловский Ту-апсинского района (включительно)".9 По мнению лидеров шапсугов, статус района должен был обеспечить "...гарантии сохранения шапсугского этноса; гарантии развития других культур; разделение полномочий между органами управления; правила землепользования".10

    Все это вызвало широкий резонанс. В мае 1991 г. на имя председателя крайсовета Н. И. Кондратенко приходит письмо за подписью первого вице-спикера Верховного Совета РСФСР Р. И. Хасбулатова: "В связи с реформой национально-государственного устройства РСФСР постановление третьего (внеочередного) Съезда народных депутатаов РСФСР "Об основных началах национально-государственного устройства РСФСР (О Федеративном договоре)" будет поручено подготовить и вынести на очередной съезд народных депутатов РСФСР специальные законодателные акты "О национальной автономии" и "О гарантиях равноправного развития национальных меньшинств". Прошу Краснодарский краевой Совет народных депутатов оказать содействие в реализации решений I съезда адыгов Причерноморья и создания Шапсугского национального района в крае. Прошу также увязывать перспективные планы экономического и социального развития Лазаревского района г. Сочи и Туапсинс-кого района Краснодарского края с положениями Декларации съезда адыгов-шапсугов" (были и другие официальные бумаги из Москвы — см. документ 14).

    1—2 ноября 1991 г. на III съезде горских народов Кавказа в числе прочих обсуждалась и шап-сугская проблема. В частности, 1-й зампред Чеченского исполкома Ю. Сосланбеков заявил: "Чеченский народ глубоко сочувствует положению своих братьев... И мы общими усилиями должны добиться признания волеизъявления шапсугов". 1-й зампред "Адыгэ Хасэ" Кабардино-Балкарии В. Хатажуков: "Не признавать право шапсугов на национально-территориальный район, значит завершать процесс вандализма, начатый Русско-Кавказской войной. А этого мы допустить не вправе". Председатель Мусульманского духовного Правления Республики Адыгея и Краснодарского края Б. Абдулахов: "Небходимо быстрее решить шапсугскую проблему, чтобы не создавать противостояния народов". Сопредседатель движения "Демократический Дагестан" А. Алиев: "Я считаю, необходимо сейчас, немедленно, без всяких оговорок, предварительных условий дать народу право на создание национально-территориального района в границах, указаннх в декларации". Народный депутат СССР С. Умалатова: "Нет выше закона, чем воля народа. А свою волю шапсугский народ высказал на народном съезде. И не прислушаться к нему значит игнорировать основной постулат правового государства".11

    30 ноября — 1 декабря 1991 г. прошел II съезд шапсугов, выявивший среди сторонников автономии радикальное крыло. Воинственные выступления на нем председателя Парламента Конфедерации горских народов Кавказа Ю. Сослан-бекова и Президента Конфедерации Ю. Шанибо-
    ва вызвали отрицательную реакцию как краевых, так и местных властей, начавших оказывать шап-сугскому движению открытое сопротивление. Прокуратура края возбудила против Сосланбе-кова и Шанибова уголовное преследование по факту разжигания межнациональной розни, которое вскоре было прекращено за отсутствием состава претупления.12 27 декабря 1991 г. Сочинский горсовет принял решение: "До принятия соответственного Закона Российской Федерации о национально-территориальных единицах и госуд-жарственной границе России вопроса об образовании Шапсугского национально-территориального района не рассматривать. Признавая право всех жителей Сочи на развитие своей культуры и национальных традиций, считать правомочными вопросы, поднимаемые шапсугами, однако для их решения не менять административно-территориальные границы районов. Учитывая малочисленность шапсугского этноса, малому Совету создать комиссию из числа депутатов городского и Лазаревского районного Советов для изучения проблем адыгов-шапсугов, составления прграммы развития культуры, языка и национальных традиций... После принятия соответствующего Закона Российской Федерации о национально-территориальных образованиях и государственной границе России вопрос об образовании Шапсугско-го национально-территориального района рассмотреть с учетом результатов референдума в г. Сочи". 25 января 1992 г. в газете адинистрации Краснодарского края "Кубанский курьер" была опубликована статья Н. Шаповалова "Кому нужен Шапсугский национальный район"13, где автор проводит аналогию между движением за воссоздание района и сепаратистскими процессами в Чечне, настойчиво утверждая, что шапсугские лидеры стремятся не столько к возрождению своего народа, сколько к личной власти. Казачье, армянское и греческое общества г. Сочи отозвали документы о своем согласии с идеей Шапсугс-кого района, по Туапсинскому и Лазаревскому районам прошла волна пртеста на митингах против создания района. Заявления с протестами поступали в органы краевой и местной власти. Созданное в Сочи "Интердвижение" в марте 1992 г. провело опрос мнения населения Лазаревского района. Было декларировано в целом негативное отношение к воссозданию национального района.

    Шапсуги ответили встречными протестами и митингами, 30 января газета "Шапсугия" вышла под шапкой: "Василий Дьяконов — глава администрации Краснодарского края в тесном контакте со своей командой объявил беспощадную войну 10 тысячам шапсугов... Его стараниями шапсуги на собственной земле превращены в изгоев".14 При этом шапсугские политики не уставали подчеркивать свое стремление "ни на шаг не отступать от парламентских, конституционных методов разрешения проблемы".15 28 марта 1992 г. I Всеадыгский съезд принял Постановление: "Выразить солидарность со справедливым требованием шапсугского народа и подтвердить декларацию 1-го съезда о воссоздании Шапсугского национально-территориального района... Предложить Краснодарскому краевому Совету народных депутатов в целях защиты интересов адыгов-шапсугов ввести в Комиссии по приватизации государственной собственности представителей Конгресса Шапсугского народа... Делегаты Все-адыгского съезда обращают внимание Президента РФ и Верховного Совета на необходимость принятия строгих мер по прекращению широко организованной травли, угроз и клеветы в адрес десятитысячного шапсугского народа".16

    Между тем шапсугская проблема оказалась в фокусе внимания краевого Совета народных депутатов, возглавляемого тогда А. М. Ждановс-ким. В 1991—1992 гг. регулярно проводились совещания по шапсугской прблеме с участием руководства края, районов, а также шапсугского движения. 22 ноября 1991 г. в комитете крайсове-та по национальным вопросам, межнациональным отношениям и межрегиональным связям прошли представительные слушания, в которых приняли участие председатель оргкомитета по созданию Шапсугского района М. Х. Чачух, вице-президент Конфедерации горских народов Кавказа от Шапсугии Р. И. Гвашев, председатель "Адыгэ Хасэ" М. Ш. Тешев, прзидент Всемирной Черкесской ассоциации Ю. Х. Калмыков, пдседатель народного форума Абхазии С. Шамба и др., народные депутаты РСФСР, Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Абхазии, а также руководство крайсовета во главе с А. М. Ждановским, администрации Краснодарского края во главе с В. Н. Дьяконовым, городов Туапсе и Сочи, Туапсинского и Лазаревского районов, специалисты-этнологи, историки, юристы. По итогам слушаний была созвана пресс-конференция. На слушаниях ознакомились с мнениями заинтересованных сторон, комментариями специалистов, были выработаны компромиссные направления решения проблемы. Однако реального изменения состояния шапсугс-кой проблемы все-таки не наступило.

    После этой вспышки напряженности деятельность "Адыгэ Хасэ" и шапсугских лидеров претерпела ряд изменений. Во-первых, сам Шап-сугский район теперь мыслился как часть Краснодарского края. Во-вторых, центр тяжести переместился из политической в общественную и культурную области. В ноябре 1992 г. вышел проект "Программы национально-культурного и соци-
    ально-экономического возрождения шапсугской этнической общности", подготовленный президиумом "Адыге Хасэ" для рабочей группы малого совета крайсовета17 (см. документ 16); в нем было выделено четыре основных направления: 1. Топонимия — восстановление традиционной адыгской топонимии Черноморского побережья. 2. Народное образование — всестороннее и интегрированное изучение родного языка. 3. Сохранение и развитие культуры — привлечение радио, телевидения, проведение гастролей национальных культурных коллективов и т. д. 4. Сочетание традиционного уклада жизни с новыми формами хозяйствования — изменение принципов формирования бюджета, уточнение границ сельсоветов (включение в них поселков Большого Сочи с адыгским населением). В ауле Тхагапш была открыта мечеть и построен памятник жертвам сталинских репрессий; юбилею окончания Кавказской войны приурочена закладка памятника жертвам войны с обеих сторон, проведены другие подобные мероприятия.

    Тем не менее, "шапсугская карта" не вышла из политической колоды и продолжала так или иначе использоваться в политических играх, особенно предвыборных (в частности, возмущение шапсугских лидеров вызывали антишапсугские выпады сочинского депутата Государственной Думы В. А. Бойко). Вновь актуализировались "исторические" вопросы. В 1993 г. "Адыгэ Хасэ" протестовал против празднования 155-летия Новороссийска, протесты касались идей восстановления памятника Лазареву (по этому поводу "Адыге Хасэ" не единожды спорил с администрацией Лазаревского района — см. документ 24) и переименования Туапсе в Вельяминовск.

    28 мая 1994 г. III съезд шапсугского народа в пос. Шхафит18 утвердил Программу национального развития шапсугской этнической общности и, "следуя историческим традициям адыгов", избрал для ее реализации "общественный парламент" — Адыгэ Хасэ — в количестве 35 человек, главой которого стал М. Х. Чачух, а почетным председателем — М. Тешев. Программа состояла из восьми направлений: 1) работа с законодательными органами власти; 2) создание национальной автономии; 3) создание условий для изучения родного языка, литературы и истории; 4) обеспечение развития национальной культуры; 5) социально-экономическое развитие мест компактного проживания адыгов-шапсугов; 6) восстановление и защита исторической правды о шапсугском народе; 7) сохранение и развитие адыгагэ; 8) защита прав каждого шапсуга. Опираясь на решения съезда, Хасэ развернул активную деятельность. Общественный парламент проявлял законодательную инициативу как в органах краевой и местной власти, так и в Государственной Думе России, в частности, при принятии Закона "Основы правового статуса коренных малочисленных народов России". 20 июня 1995 г. при принятии закона в третьем чтении из списка коренных малочисленных народов были изъяты 22 кавказских народа, в том числе шапсуги. По этому поводу 30 сентября собрался Чрезвычайный съезд шапсугов (см. документы 18, 19, 20), в Постановлении которого говорилось: "Решительно осудить дискриминационный Закон... Учитывая исключительно ущербное, катастрофическое положение исчезающего шапсугского этноса... просить Президента Российской Федерации и Государственную Думу включить шапсугский народ в Закон "Основы правового статуса коренных малочисленных народов России".19 Стараниями Адыгэ Хасэ в районе проживания шапсугов побывала краевая комиссия с участием депутата Госдумы Г. Г. Кобля-кова. В декабре 1995 г. было принято постановление главы администрации края: "О мерах по развитию инфраструктуры мест компактного проживания причерноморских адыгов-шапсугов на территории Лазаревского района г. Сочи и Туап-синского района" (см. документ 22).

    31 мая 1997 г. в пос. Лазаревское прошел IV съезд причерноморских адыгов-шапсугов (см. документы 25, 26), в постановлении которого отмечено: "Считать главной задачей шапсугского национального движения восстановление ликвидированного в 1945 году Шапсугского национального района в составе Краснодарского края, как необходимого механизма реализации прав шап-сугского народа и обеспечения условий сохранения и развития шапсугской этнической общности на своей исторической родине".

    В июле 1998 г. состоялся IV Конгресс Международной черкеской ассоциации прошедшей по приглашению краевых властей в г. Кранодаре. Конгресс, в котором приняли участие представители краевого руководства во главе с главой ад-миснистрации Н. И. Кондратенко и Всекубанс-кого казачьего войска во главе с атаманом В. П. Громовым, декларировал общее стремление к согласию и взаимопониманию между адыгами и русскими, как в обществе в целом, так и в политической области. 29 июля было принято Постановление Конгресса, содержащее следующий пункт: "Исполкому МЧА продолжить работу по поддержке требований причерноморских адыгов-шапсугов по законодательному закреплению этнических прав коренного народа, по обеспечению представительства шапсугов в органах власти Краснодарского края, по сохранению изначальных топонимических названий населенных пунктов, географических местностей, отказавшись от
    названий, связанных с последствиями Кавказской войны 19 века".20

    Однако до настоящего времени вопрос, поднятый шапсугами так и не получил вразумительного ответа.

    В заключение выскажем собственное мнение по существующей проблеме. С одной стороны, историческое право шапсугов на требуемую территорию несомненно. Действительно, создание национального района, если оно не сведется к простой смене вывесок и замене одной чиновничей номенклатуры на другую, окажет положительное влияние на процесс сохранения и развития оригинальной шапсугской культуры. Есть возможность использовать опыт Шапсугского национального района 1920-х гг. и существующих ныне национальных районов. В добавок, придание курортной зоне национально-экзотического колорита сделает ее более привлекательной для туристов и отдыхающих. Все это доводы в пользу сторонников воссоздания района.

    Однако, у всего этого, как в любом деле, есть другая сторона. Как ни справедливы доводы шапсугов, что малочисленность — не вина их, а трагедия, факт есть факт: формирующее шапсугское население изначально составит не более 5— 6 % общего числа граждан района (в требуемых границах), и его руководству придется иметь дело не только и даже не столько с шапсугами, сколько с русскими, греками, армянами и другими этническими группами, так или иначе представленными на территории района, разбирать их права и решать их пробллемы. А проблема останется той же — слабость механизма полнокровного воспроизводства "нетитульной" культуры на иноязычной территории. В тесном соприкосновении с этим вопросом окажутся другие, уже глобального масштаба: как согласовать право народов на самоопределение с международным принципом нерушимости границ и целостности государства? Как соотнести права разных народов на самоопределение в заявленных границах, если эти границы совпадают? Как, наконец, соотнести право целого народа с правом конкретной личности, если они придут в противоречие (а в контактных зонах, какой является Черноморское побережье, это неизбежно) — что тут первично и возможен ли компромисс? Эти и многие другие проблемы шапсугам и их соседям, и не только им, приходится решать уже сейчас, а тем более в будущем. Поэтому прежде всего, необходимо достичь соглашения по данным вопросам хотя бы на краевом уровне, причем в отношении всех народов, компактно или не компактно проживающих в нашем крае, коль скоро Кубань исторически сложилась как полиэтничный регион.

    Александр СИВЕР
    Краснодар

    СПРАВКА: Александр Викторович Сивер — выпускник Кубанского государственного университета (1995), этнограф. В настоящее время работает преподавателем на кафедре истории древнего мира и средних веков факультета истории, социологии и международных отношений этого университета. В 1997 — 1998 годах участвовал в полевых исследованиях адыгов-шапсугов Черноморского побережья Краснодарского края (Туапсинский и Лазаревский районы).скачать dle 12.1
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.